[Апелляция] ElGulago, RealLord

0. Сервер, на котором выдано наказание

Tau Ceti Classic

1. Время и дата события по Москве, #ID раунда, характер наказания (временный/перманентный бан)

22.09.2020 17:00, 36229, перманентный.

2. Причина, указанная при выдаче наказания. В случае бана - это сообщение, отображаемое вам при попытке входа

“Кооп в закрытом в войс чате, отказывается открывать. Если захочешь таки поиграть - на форум”.

3. Ссылаясь на какой из пунктов правил подачи апелляции, вы составляете апелляцию?

Действия, повлекшие наказание, не нарушали игровых правил.

4. Ваши аргументы

Ни коим образом, ни в одной дефиниции, ни в одном из возможных случаев я не нарушил третье правило(или какое оно там?). То, что я сидел в закрытом чате - не повод для бана. Всё это уже было описано в моей сегодняшней жалобе, так что второй раз описывать очевидное мне лень, сами найдёте, не маленькие.
[Жалоба] ElGulago, RealLord

5. Администратор, выдавший наказание.

RealLord

6. Квента или история на тему станции (только для пермабанов)

Господа и товарищи! Социалисты и кадеты! Сторонники учредиловки и единовластия! Уважаемая публика, в конце концов! Драма-буфф! С музыкой, танцами, выстрелами и фокусами! История о том, как прекрасный советский водовоз Дон Кыхот практически ушёл с арены. О том, как все хотят стать Наполеонами так, что по улицам нельзя пройти от Наполеонов! О том, как Золушка-МЭЛС погубила принца. Участвуют: поэты и палачи, певицы и бандиты. Солдаты, уличные девки, генералы, паяцы, эскулапы и политиканы! Торгаши, святые, скоморохи и забулдыги, а также контрабандисты, мастеровые и калифы на час. Вы можете смеяться! Смеяться разрешается. Но если вы любите плакать - то плачьте! Потому что если вы не будете ни плакать, ни смеяться, то… плакали ваши денежки! Ха-ха!

Дон Иванович Кыхот был среднестатистическим водовозом шестого колхоза тридцать седьмого опорного сельско-хозяйственного сектора Венеры. Был он человеком трудолюбивым и рабочим, с которым можно и кашу, и пиво сварить, и гвоздь забить, да и много ещё чего, чем сильно напоминал он бытовавших некогда на Земле флотских офицеров. Лгал редко, пил мало, семью имел, с предрассудками и суевериями борьбу вёл. Именно на таких, как он, строилась социалистическая жизнь планеты. Это было начало 22-ого века, Дон Иванович жил весьма аскетским образом жизни, будто по заветам товарища Ходжи, и каждому первому встречному советовал того же. От жизни ему надо было немного: семью, дом, дерево (с лимонами) и коллективное хозяйство. В свободное время он любил готовить для всей семьи толстошлемник по-дварфийски. Для детей, конечно, у него был особый рецепт: в этом рецепте не было дварфа, там было безалкогольное пиво, поэтому сыновья не сильно жаловали своего отца на кухне и больше любили, когда мать делала им котлеты с рыбным экстрактом. Дон Кыхот не отчаивался, чесал свой большой еврейский нос и шёл работать, чтобы отвлечься от мирских забот. Да-с, работа - лучший способ отвлечься от ненужных мыслей для Дона Ивановича. Так проходили дни, месяцы, много наград: колхозника постоянно награждали чем-то за выдающиеся заслуги в области хозяйства и ударного труда. Всё селение любило Дона Ивановича и в доме этого работника всегда торжествовал дух товарищества.
Но колхоз сей не смог избежать трудностей из-за катастрофы, вызванной просбоившим ИИ. Он находился совсем возле эпицентра проблемы, но, к радости, в виду относительной бедности(ибо системы автоматизации на планете только начинали отлаживаться), единственной электроникой в этом захолустье были ветрянные мельницы. Именно такие стояли возле дома Дона Ивановича. У семьи в тот трагичный день был пикник. Отца вызвали на работу, и он со всех ног побежал туда, оставив свою жену и детей в одиночестве. За этот поступок он корил себя всю оставшуюся жизнь. К неудаче, именно в тот жестокий момент ИИ взбунтовался и активировал мельницы на полную, поэтому они засосали всю семью Дона Ивановича, порезав детей на мелкие кусочки. Голова жены так и прилетела в сам колхоз, под ноги Дону Кыхоту, что было особенно больно.
Через несколько лет начался набор на странцию “Восходъ”. Набирали туда в основном ударников социалистического труда и штандартистов ГТО. Вот и Дона Ивановича на очередном сельсовете порекомендовали к зачислению в экипаж станции. Дон Иванович, желая поскорее оправиться от потери, нашёл своё успокоение в службе Научно-Исследовательскому Институту имени Красина(коему станция и принадлежала). Через ещё одну пятилетку факсы с Венеры дошли до странции. Дон Кыхот наконец-то был нанят станционным коком.
Дон Иванович покорно служил станции. За годы своей службы он нашёл себе подругу жизни, в которой видел утешение. Как бы больна не была потеря жены, Дон Иванович понимал, что надо двигаться дальше. Объектом его любви стала МЭЛС, корова. Её черные пятна на нежной белой коже возбуждали вооражение Дона Кыхота, и, чтобы быть ближе со своей коровой, Дон проводил на станции не только смены, но и оставался после них, и целыми часами лежал в объятьях этого животного. Решение было принято сразу же, как только появилась к тому возможность: жениться! Когда кок пришёл к священнику, последний дернул глазом. Он не мог поверить: “Как какой-то повар смеет приходить и осквернять мою церковь социалистического пролетарского реализма?!” — священник бесился и топал ногами ровно до тех пор, пока в комнату не зашла МЭЛС. Глаза капеллана засияли. Он никогда не видел таких ровных пятен. Пришлось согласиться провести церемонию, но зависть в голове господина в рясе осталась, и он не мог держать её, плакал по ночам, краснел и извергался рвотой в крематорий.
Так произошла женитьба. Собралась вся станция, и эта станция заменила Дону Ивановичу семью. Все поздравляли и хлопали повару, радовались за корову и, словом, не было дня счастливее этого в жизни Дона.
Но буквально через 10 суток Дон Иванович совершил ту же ошибку, что преследовала его десятками лет ранее. Он отошёл к старпому, чтобы попросить доступ в отдел селектики, а когда вернулся, то на зеленой траве остались лишь отпечатки МЭЛС. Казалось, что вот-вот и Дон впадёт в безумие от горя. Но чрез мгновение в глазах Кыхота промелькнул резкий свет. Это воронка! Воронка ученых! Прямо в саду! Все мысли резко ушли в сторону: Дон Иванович запрыгнул в воронку, держа в руках свой тесак. Выпрыгнув, он увидел низкого смуглого ученого, похожего на уродливого гнома. Повар быстро осмотрел мужика: тот был одет в кожаную тужурку, а на голове у него сверкала кепка с красной звездой. На карточке сияло имя, выгравированное золотом: “Цыган Цыганович Цыганков”. Его ехидная морда не давала Дону покоя. Повар поднял свой тесак и одним точным движением рубанул по наушнику ученого. “Где она?” - ярость вопила в глазах Кыхота. “Пошёл нахуй, пидорас!” - вскрикнул Цыган. “Нет, ты!” - обиженно ответил Дон Иванович. - “Где МЭЛС?!”. Ученый вскрикнул: “Без боя не сдамся!” - и что-то начало тихо тикать. Через секунду Цыган взорвался, и ошмётки полетели на одежду и лицо повара. На звук в комнату зашёл другой ученый, старый седой мужик, и завопил в канал: “Телесало!!! Убивают!!!” - а после убежал и тоже взорвался. Дон Кыхот плюнул, постоял, истерично посмеялся и начал осматривать документы на столе. Он нашёл договор о купле-продажи коровы. Всё было ясно. Священник, полный зависти, подговорил Цыгана за крупную сумму кредитов украсть МЭЛСи. Злость кипела в поваре. Он взял карту с трупа и побежал в церковь.
Но было уже поздно. Когда Дон Иванович зашёл в колольню, он увидел злобную морду капеллана и летающий труп коровы в вакууме. Не описать чувств Кыхота. Это было настоящее безумие. Он выхватил тесак из фартука и рубанул священника по руке. Та отлетела и стукнула в колокол: прозвучал скрипучий звон. “Зачем?” - тоскливо произнес повар сквозь слезы. Капеллан ответил: “Мычать заебала”, а затем достал шашку и отсёк себе голову. В комнату уже ворвался отряд ЧеКа. Действуя быстро, Дон выхватил карту мёртвого господина в рясе и полетел вслед за коровой, ведь было слишком страшно выносить муки, которые причинили бы злые чекисты. Уйти от наказания, хоть и в мир иной, звучало лучше. Уже через пару секунд кок оказался в космосе, космировав себя. Он встретился с мясным кускоим, коим теперь была его корова, он обнял этот нежный кусочек да горько заплакал, вдыхая в лёгкие вакуум и кашляя кровью.
Вдруг повар почувствовал колебания. Бвоньк. Над его лицом из космической пыли образовалось большое устрашающее лицо, как бы охватывая Дона Кыхота. Оно спросило, звучным эхом разошёлся вопрос по, казалось, всему космосу: “Зачем ты это сделал?”. Повар тихо ответил, еле шевеля губами: “Ради МЭЛС…”. “Лох, пидор!” - сказало вдруг ему лицо, а через секунду всё резко потемнело и кок внезапно для самого себя очутился перед монитором с одной единственной надписью: “Banned by host. Reason: Rule 0”. - Тьфу! - Плюнул Дон Иванович и лёг спать. Предстоял долгий и ясный рабочий день на благо Отечества.

4 симпатии

На это сообщение поступили жалобы от участников сообщества, поэтому оно временно скрыто.

1 симпатия

На это сообщение поступили жалобы от участников сообщества, поэтому оно временно скрыто.

2 симпатии

Я делала около 4-ех аппеляций/жалоб.

Но он одобрил хоть одну?

Последнюю одобрил товарищ Сосискин, если не ошибаюсь.
image

Чтобы не было оффтопом, напишу ЗА. С концовки квенты проиграла.

2 симпатии

Третий и четвертый пункт мимо кассы. Сутки на то чтобы переделать.

3 симпатии

Никак нет, ваше кассирское благородие, всё строго по чеку. Вот коль вам надо - вы его же и переделывайте.

Окей, в таком случае закрываю.

7 симпатий