[VOX] Kikhicik

  1. BenDJaminUt (вроде как, утром гляну уточню, спать охота)
  2. Разнообразить длинные раунды эксты на втором и третьем тау китах новой и для многих неизведанной расой. Пугать новичков, устраивать забавные и не очень (никакого грифа) ситуации связанные с вороватой природой пернатых циган.
3
Где всё пошло на перекосяк

“Рождённый под увядающим деревом. Слабый. Хилый. Потерявший память. Недоношенный. Вновь перерождённый. Стремящийся к звёздам. Я.” -Первые мысли новорождённого вокса.


Мой выводок заслужил репутацию неудачного, проклятого, в какой то степени, даже дефектного. Трудно сказать наверняка, связанно ли это с постоянными драками, которыми баловалось наше ещё не подросшее поколение, или выходом из строя нашего единственного на крошечной станции гидропонического крыла сразу после нашего “созревания”. Одно оставалось неоглашаемым фактом: нас недолюбливали наши собственные сородичи. И их можно понять, на станции в девяносто особей едва ли хватало пищи для всех ещё до нашего появления и последующей поломки единственного источника продовольствия на станции, так что до нас, только мешающихся под ногами, мало кому было дело. Тем не менее, кормить нас как-то надо было, а мы то и дело подводили наших старших братьев снова и снова.

В этом плане я выделялся на фоне остальных. Я редко участвовал в драках с ровесниками, от того занимал самое низшее положение в выводке и часто оставался без еды на долгое время. “Трусливый вокс” - так называли меня мои сверстники, а “слабак” и “трусливый” были частью моего официального имени. Но такой же частью были слова “любопытный” и “мечтающий”. Я не знал, о чем я должен мечтать, ведь я потерял всю память о своей прежней жизни. Однако, прячась от пылких драк в углу нашей общей грязной коморки, в моей голове то и дело всплывали незнакомые образы некой иной жизни. Незнакомые слова время от времени приходили ко мне. Тогда я обращался к нашему строгому Куиллу, который сухо, словно машина отвечающая на запрос, рассказывал мне о значении этих слов. Так я узнал о существовании других рас, их значении для нас. Но мне этого было недостаточно. Я хотел узнать, как они живут, как выглядят и общаются. Со временем я заметил, что знаю названия предметов на двух языках: моём родном языке воксов и другом, чужом, незаметно прокравшимся в мой мозг из воспоминаний прежней жизни.

Но на чахнущей станции, неспособной сдвинуться с места и медленно погибающей от голода знанием другого языка не поможешь. Наши добытчики всё реже возвращались с соседних планет с добычей, в то время как мы продолжали быть обузой для нашего клана, терпение которого окончательно кончилось, когда трое юнцов устроили потасовку очередную потасовку с братьями из другого клана ради еды. Нашими Куиллами было принято решение выслать на следующую вылазку весь наш выводок. Включая меня.

Нашим лидером стал не очень смышлёный, но искусный боец, заслуживший репутацию именно своими навыками борьбы и драки. Среди нас не нашлось более свирепого вокса, поэтому нам всем пришлось смириться с его командованием. Согласно его дерзкому плану, бы должны были тихо проникнуть на станцию и украсть как можно больше еды и гидропонических треев, желательно прихватив с собой самого ботаника. Что-то внутри меня просто кричало, что это был плохой, недоработанный и абсолютно ненадёжный план, но я просто не мог ничего высказать.

И вот мы прибыли. Для других рас - передовая станция, оборудование которой находилось на рубеже научного прогресса; для нас - безымянное корыто летающее не пойми где, не пойми зачем. Но на этом корыте есть еда и мы были намерены притащить её домой. Мы нашли шлюз и всей своей шайкой из шести молодых воксов пролезли вовнутрь. Всем нам было от четырёх до шести лет, однако к большинству из нас уже вернулись навыки стрельбы и взлома… Кроме меня которому из оружия доверили лишь дротикомёт с пустыми шприцами, который я прижал к себе, продвигаясь позади остальных по тёмным тоннелям с трубами, пугаясь каждого шороха, хоть пребывание в этой сырой темноте и не казалось мне чем-то незнакомым.

Ещё пару поворотов, мусорных куч, страшных звуков и взломанных дверей и вот она, заветная зелёная дверь. Наш лидер снял свои мезонные очки и кивнул одному из наших взламывать дверь. Пара мгновений и мы все влетаем в комнату. Кто-то метнулся откручивать ванны, я же инстинктивно побежал нажимать кнопку пожарной тревоги и заваривать двери и шлюзы, в процессе, даже не успевая сомневаться в необходимости этих действий.

Поднимается тревога. По коридорам станции эхом проносятся одно оповещение за другим. Из всего разнообразия доносящихся из рации и весящего не стене прибора я успеваю разобрать: “Воксы. Ботаника. Проклятье. Служба безопасности.”. Я пытаюсь сказать командиру, что нужно делать ноги, но он лишь отталкивает меня в сторону, ожидая, когда открутят остальные треи и опустошат холодильник.

Смирившись с упёртостью вожака, мне не остаётся ничего, кроме как отслеживать их положение по настенному прибору и взломанному наушнику:
- Они приближаются - прохрипел я нашему лидеру - Хотят зайти с тоннелей, выгнать нас в коридор!
-Пустяки. Я принимаю вызов. - отрезал Рачикираки, вокс, по дерзости и напористости которого мы все здесь и оказались. - Раз они хотят драки, то они её получат!
Остальные воксы лишь радостно защекотали клювами в предвкушении очередного соревнования, так и не понимая, что в этот раз, всё будет по настоящему.
-Дурацкая идея. Верная погибель. - сказал я непроизвольно, на что наш командир лишь громко фыркнул:
-Трус! Если ты испугался, то можешь здесь и оставаться, остальные - за мной!
Вся свора радостно щёлкая клювами под масками поскакала за ним в технические тоннели, крепко держа оружие на виду, готовы в любой момент нарушить кодекс чести воксов.
-Дурацкая идея… Верная погибель. - повторил я и пошёл за ними, не имея иного выбора, чувствуя, как быстро бьётся моё живое сердце.

Мы бежали, волоча за собой награбленное. Странные мысли приходили мне в голову одна за другой, но я старался не о чем не думать. Мы обходили один поворот за другим, то и дело подбирая что-нибудь по пути из мусора. С каждым заворотом выход был всё ближе и ближе, но и топот армейских ботинок становился всё громче. И вот он, финальный шлюз. За ним лишь красные врата, ведущие в космос. Но не успей мы до него дойти, как он открылся, представив нашему взору три фигуры в тяжелых красных скафандрах.

- Броссссай оружие, тварь! И передай нам ботаника-сс! - донеслось из открытого шлюза.
- Хрена с два, чудовище! - прокаркал на нашем языке Рачикираки и потянулся за оружием. - Мы тебе сейчас по…

Чтобы не хотел ему там сделать Рачикираки его речь прервал упавший пред его лапами предмет.

Вспышка. Звуки выстрелов. Запах горелых перьев… Всё как тогда

Дурацкая идея, верная гибель

Я чихнул. Остановился. Видимо пыль просочилась в мою дыхательную систему через свежее отверстие в скафандре. Следы недавней перестрелки, коих мы так пытаемся избежать. Тем не менее, это была первая перестрелка за последние пять или даже семь вылазок, что можно назвать хорошим результатом. Кто ж виноват, что пыльюдыщащие так неохотно отдают своих ученых?

-Будь здоров, дружище - донеслось сзади. Я обернулся. В узких и сырых проходах людских станций было очень темно. Из этой мокрой темноты сзади на меня смотрели четыре сверкающие пары глаз - мои самые верные боевые товарищи. Я никогда не был их командиром, но сейчас они ждали моих указаний. Они знали, что кроме себя Кичикирика доверял только своей правой руке - мне.

Если он был мозгом команды, собиравшим информацию, обрабатывающим её и придумывающим надёжный план, в последствии приводящим его в движение, то я был глазами, ушами и ртом операции. Я собирал информацию, организовывал сделки с пыледыщащими, проводил переговоры. За семь лет нашей совместной работы я пополнил свой культурный багаж знаниями об обычаях ксеносов, я знал, где нужно быть мягче и податливей, а где быть настойчивым и упорно стоять на своём.
В то время, как я проводил торговые сделки с главами и экипажем с одной стороны станции, мой верный капитан и друг Кичкирика обчищал их с другой, пользуясь тем, что весь персонал, включая охрану, будет разинув рты стоять и в недоразумении смотреть на торговцев из глубин доселе неисследованного космоса. Иногда мне и ребятам приходилось устраивать настоящие представления, чтобы привлечь как можно больше зевак со станции, позволяя моим товарищам работать в тишине. Используя эту тактику мы сделали наш клан настолько богатым, что он сумел отделиться от остальных и построить собственную станцию. Мы могли за один день выторговать несколько тонн еды и ресурсов в обмен на украденные деньги и украсть несколько генераторов сингулярности, аппаратов с химикатами и даже целые шаттлы. Однако, в этот раз нашу вторую группу раскусили и пришлось делать ноги.

- Спасибо, идём - приказал я, придя в себя и проверил раненного капитана, которого нёс младший из нас, Ракичираки. Это была его первая вылазка, никто не хотел подвергать его большой опасности. Капитан всё так и лежал без сознания.

Мы выбежали в просторные коридоры станции, стали продвигаться по направлению к докам, в надежде, что наш основной шаттл оцепить не успели.

- Эй вы, глупые птицы, решили нас обмануть? Это вам с рук не сойдёт! Отдайте, что взяли, нето мы с парнями вам все перья общипаем! - донеслось с настенного интеркома. Ракичираки нервно сглотнул.

- Вы жадный, грязный! Что мы взять вам вовсе не нужно. Нам нужно. Вам не очень. - крикнул я им по рации, повеселив своих товарищей. - Хотите забрать? Идите в северное крыло! Ха-ха-ха-ха! - В качестве ответа мы услышали доносящиеся в наш адрес громкие слова, значения который я так и не смог понять за все годы обучения.
Это был классический обманный манёвр. Глупые унтахи постоянно на него ведутся. Мы прошли ещё несколько поворотов и свернули в южный коридор, ведущий в доки.

Мы приближались в доки, виднелся наш корабль, как вдруг из-за углов начали появляться одина красная фигура за другой. Передо мной встал выбор: принять бой в коридоре или, пока не поздно, свернуть в теха и попытаться сквозь них добраться до запасного шаттла. Я предпочёл не рисковать и быстро свернул в ближайший шлюз, махнув двум своим парням с щитами обеспечить нам прикрытие. Убедившись, что все, включая щитоносцев зашли в тоннель, я заварил дверь и мы устремились вглубь станции, проталкиваясь сквозь горы мусора и скользкие трубы.

- Каков план, Кикхицаца? - спросил один из воксов.
- Будем идти по тоннелям, пока не найдём стенку в космос. Прожжгём её и выйдем в космос. Сядем на запасной шаттл и поминайте нас лихом. - решительно ответил я.
- Дурацкая идея… верная погибель… - донёсся голос Кичикирика
- Командир? - обернулся я. Но он лежал, всё также без сознания. Изредка издавая хриплый звук из под маски, похожий на прерывистое, сухое сопение. Мы продолжили движение по бесконечным металлическим лабиринтам в поисках крайней стены, которую можно было бы разломать или хотя бы шлюза ведущего в космос. Мы наткнулись на развилку, как вдруг, металлические створы ведущие вперёд закрылись и наэлектризовались.

- Ну всё, пташки, вы окружены! - донеслось откуда-то сзади - Будете сдаваться или как?
Я слышал только одну пару ног. Согласно моему тепловизору, за нами был всего-лишь один солдат.
- Развернуться, он всего один. - прошептал я своим - Быстро его вырубим и дальше.
- Я считаю до трёх… - объявил он из-за угла - Раз… - мои щитоносцы прошли назад и приняли оборонительную позицию. - Два… - мои стрелки развернулись и встали за щитоносцами, готовы подстрелить одинокого офицерчика, решившего, что он в одиночку способен нам противостоять - Три! - Двери позади нас открылись, лязг выдернутой чеки, стук упавшей на пол оглушающей гранаты…

Вспышка. Звуки выстрелов. Запах горелых перьев.

Клубок перьев

Сознание вернулось ко мне. Нахлынувшие валом воспоминания вскружили мне голову. Новые мысли вперемешку со старыми вихрем метались в моей голове, сталкиваясь, отскакивая друг о друга, ударяясь о внутренности моего черепа. Но все они хором кричали “бежать”. Бежать от туда, бросив всё позади, бежать чтобы выжить.
И я побежал. Я бежал изо всех сил. Я бежал, как никогда ещё не бегал. Я бежал, оставив своих братьев позади. Я бежал, не смотря, куда бегу. Я бежал, словно пытаясь убежать от себя.
Я прыгал от стен, ловко перескакивая кучи мусора, влажные трубы и скользкие пятна черного масла, вилял между поворотами, увеличивая дистанцию между собой и преследователями, проскальзывал в закрывающиеся шлюзы и под свисающими с потолка оголёнными проводами. Я ни разу не оглянулся. Наверное, я уже давно оторвался, но адреналин не позволял мне остановиться до тех пор, пока я не упёрся в заваленный грудами мусора тупик. Я нырнул в первую попавшуюся кучу хлама и замер, затаив дыхание.

“Трусливый вокс!”
“Трусливый вокс!”
“Трусливый вокс!”


В складском помещении, нынче заброшенным, но некогда использованным для хранения инструментов и припасов для постройки восточной части станции, сейчас не было ничего, кроме гула от работающей неподалёку мусорной трубы, пропахнувшей машинным маслом тьмы, прерываемой разве что доживающей свои последние дни лампочкой, и груд скопившегося за годы работы станции мусора, под которыми дрожа и постанывая спрятался измотанный комок перьев, над которым даже время остановилось от своей непоколебимой ходьбы, чтобы посмеятся.

“Какой стыд.” - подумал клубок перьев, продрожав под кучей мусора добрых полтора часа - _“Какое страшное предательство, я совершил. Я должен был остаться с братьями, я должен был остаться и… погибнуть…” - из перьев показалась печальная голова с клювом. Она встряхнулась, словно пытаясь избавиться от налипшего осадка ночного кошмара - “Но я выжил. Я и вправду выжил. Значит это не зря. Значит я ещё могу всё изменить!” - едва ли не прокричав это вслух подумала голова, выпрямляясь, постепенно принимая форму прямоходящей птицы - “Точно-точно. Я верну своих братьев. Я сделаю всё правильно, и мой ковчег не потеряет своих сыновей… Но как… Как я один, смогу вернуть их всех?” - подумал маленький вокс - “Отобрать их силой, отомстить? Нет, не выйдет, я слишком слаб. Выкрасть их, пока никто не видит? Да!.. Нет! Я не смогу в одиночку протащить их всех разом… Выкупить? Тоже не выйдет, теперь они точно не будут со мной торговать… Да и к тому же, мне нечего было бы предложить им взамен… Разве что себя, но…” - погружённый в раздумья, не замечая для себя, он то и дело хватал всякий хлам из кучи, рассматривая его, перебирая в своих лапах, лишь для того, чтобы снова бросить его на пол. Но вдруг его внимание остановилось на одном предмете - “Я им сдамся. Я брошу оружие, и выйду с поднятыми руками. Они не будут стрелять, я знаю, я просто это знаю. А потом… Потом они будут слушать меня, да-да! Тогда они послушают меня, я смогу договориться! Я их знаю, они глупые, я смогу договориться! Ха-ха, я смогу договориться с ними, я верну своих друзей домой, я…” - вокс снова посмотрел на предмет в своих рука, не покидавший его с тех пор, как он там оказался - “…я и вправду им сдамся”

Двойной должник

Я отбросил наручники в сторону и шагнул во тьму. Если я хотел действовать, то я должен делать это сейчас. Даже если у меня и не получится договориться с ними сразу, то я хотя бы выиграю себе время, чтобы придумать другой план. Что я им скажу, сейчас не важно. Сейчас мне лучше сфокусироваться на том, чтобы найти выход из этого грязного тоннеля.

-Я нашёл-с пос-с-следнего-с - прервал мои раздумья голос сзади.

Я обернулся, только чтобы встретить своим клювом мощный тумак, нанесённый словно самой непроглядной тьмой. Удар отправил меня в полёт, окончившийся столкновением спиной об стенку. Когда зрение вернулось ко мне, я видел стремительно двигающуюся в мою сторону длинную фигуру, своей шириной занимающую весь проход. Унатх активировал крепко сжимаемый в кулаке прибор, осветив пространство пред собой прерывистым жёлтым мерцанием. Мои ноги тщетно зашкрябали по полу, а руки рефлекторно вытянулись вперёд, ожидая удара. Я попытался что-нибудь крикнуть его, но мой голос предательски задрожал, исковеркав слово и превратив его в жалкое “Кхря”. Пока я боролся со своим телом, чешуйчатый гигант подошёл вплотную и уже замахнулся своим оружием. Я отвернулся и закрыл глаза, готвый к худшему. Но удара не последовало.
Я набрался смелости открыть глаз. За гигантской страшной фигурой, схватив её за руку стояла фигурка поменьше.

- Босс сказал доставить его живым - сказала маленькая фигура. В ответ на что ящер громко зашипел, но светящаяся дубина всё же вернулась в ножны.

Вокруг моих застывших от ужаса рук затрещали наручники. Меня потянуло вперёд.

- Вс-с-ставай-с и иди - сквозь зубы прошипел унатх - босс-с-с хочет поговорить с-с-с тобой

Спустя некоторое время ходьбы по тоннелям меня вывели в коридор, освещение которого на мгновение ослепило меня. Я остановился. Проморгавши я огляделся по сторонам. Вокруг меня столпилась куча народу. Впереди всех стояли тыкавшие в меня пальцами дети, за которыми стояли представители самых разных рас - их родители. Сквозь толпу я увидел ботаника, окруженного медиками, который в свою очередь, игнорируя их, смотрел на меня взглядом полного ужаса и ненависти.

- Не стой - донеслось откуда-то низким басом. Я посмотрел на своего спасителя. Это был обыкновенный человек с рыжими кудрявыми волосами. Ростом он едва ли превосходил меня, но его расправленные плечи и прямая осанка не позволяли мне посчитать его слабым среди его людей. К удивлению для самого себя, я смог прочитать на его красной форме, выгравированную на незнакомом мне языке надпись: “Офицер Джо Уиллкерс”. - Не стой - повторил он ткнув в меня выключенной дубинкой.

Под громкие обсуждения толпы зевак меня сопроводили в какую-то тёмную комнату, забрали у меня абсолютно всё, заменив мою маску и баллон на другие, грубые и неудобные. Меня оставили сидеть на стуле в наручниках, но приковывать не стали. Откуда-то я знал, что это значит - таким образом, они дают мне возможность встать на кого-нибудь и наброситься, чтобы у них была причина застрелить меня. Они хотят от меня избавиться.

Я сидел, разглядывая предметы в комнате. Они казались мне примитивными, но интересными. Значение и точные названия некоторых из них мне даже удалось вспомнить: ручка, папка для бумаг, забытая кем-то ID-карта, мелки, стопка денег лежащая в пакете для улик. Функционал некоторых я смог вспомнить, но не мог с точностью определить их название: лежащий на столе ПДА, окровавленная электробритва в очередном пакете с уликами, диктофон. Но был один предмет, предназначение которого я никак не мог понять. Он представлял из себя короб, содержащий внутри несколько вытянутых цилиндров. На упаковке на соле было написано “Куренье убивает”. Кто такой куренье и почему ему разрешено убивать для меня так и осталась загадкой.
Мой взор пал Уиллкерса - моего единственного компаньона в этой комнате. Я решил не сводить с него взгляд, ожидая реакции, будь то вопрос, акт помощи или агрессия. Он пробовал игнорировать мой печальный взор, но сдался: - Чё смотришь? - вырвалось из него. Не зная что ответить, я отвернулся упялившись в пол, чем вызвал смешок со стороны офицера.

Наш несостоявшийся диалог прервал сбор людей в разных формах и обмундированиях. Двое выделялись среди них. Один был в синей форме, с дорогими погонами на плечах, другой был одет в длинный черный плащ с красным воротником и бортом, черную острую фуражку и круглые черные очки, во рту у него был такой же цилиндр как и из пачки “Курение убивает”, но толще и выпуклый в центре. Я сразу понял что передо мной два человеческих куилла. Черный, как бы важно он не старался выглядеть и как бы серьёзно он не смотрел на остальных, всё же был вторым. Первый человеческий куилл, хоть и выглядел проще, но питал к себе явно больше уважения, чем строгий выскочка. Остальные люди то и дело смотрели на первого, обращая внимание на каждое его движение и слушая каждое его слово.
И вожаки и их подчинённые смотрели на меня. От такого количества глаз мне было неловко и неприятно. Первым из всех я решил установить связь с главарём в синем. Я боялся смотреть ему прямо в лицо, вместо этого я хотел найти табличку с именем и званием, но ту закрыл своим плечом второй куилл. Он же активировал микрофон и отдал его одному из своих красных солдатиков, который поднёс аппарат ко мне.

- Говори - высоким хриплым голосом сказал он. Все слова, которые я готовил до этого, куда-то попрятались от страха, навеянного его голосом. Я точно хотел что-то сказать, но одним своим словом этот челвоек заставил мои мысли потеряться, а колени дрожать. - Лучше начинай рассказывать, гадёныш - хоть я и не понимал значения последнего слова, именно то, как он его произнёс, заставило моё сердце биться в два раза быстрее. Когда из рукава его плаща выпрямился железный шест холодная дрожь поднялась от когтей моих лап до самой верхушки моей головы, поднимая и ероша перья на своём пути. Казалось, что моё сознание заметалось вперёд-назад, пытаясь придумать, что сказать.

- Дай мне с ним поговорить - мягкий спокойный голос донёсся из-за спины человека с нашивкой “ГСБ Е.Г. Потёмкин”. Он послушно спрятал шест и отошёл в сторону, открывая проход высшему людскому куиллу. Ему пришлось слегка согнуться, чтобы его лицо оказалось на уровне моих глаз. В его взгляде было что-то успокаивающее тебя изнутри, какая-то искра, позволяющая позабыть о твоих проблемах и переживаниях… что-то вызывающее бесконечное доверие, в ответ на полное понимание.

- Начнём с элементарного, - продолжил он, бросив упрекающий взгляд на моего предыдущего допрашивающего - ты меня понимаешь?

Среди толпы прошла волна тихого смеха, прекратившегося после звонкого стука каблука второго куилла. Я посмотрел на человека передо мной и кивнул.

- Ты можешь говорить?

Я неуверенно кивнул.

_- Тогда, попробуй рассказать, как и зачем ты здесь оказался.

Я сделал глубокий продолжительны вдох, затем такой же долгий выдох. Я закрыл глаза, готовясь совершить, возможно, самую страшную ошибку в моей жизни. Я попытался смочить свой пересохший от страха рот слюной и начал рассказ:

- Мой ковчег увядать… - сказал я неровным голосом, стараясь выговаривать каждый слог на чуждом мне языке, периодически делая паузы, чтобы отдышаться, после нескольких слов - Мы голодать. Мы не хотеть воровать, причинять вред. Мы хотеть жить. Мы быть злые, непослушные, мы быть высланы сюда. Это наказание. Это испытание. Мы провалить.

Из всех в комнате, казалось, что только человек в синем единственный, кто до сих пор действительно слушает меня, вникая в повествование и составляя общую картину. Цепляясь за последний шанс исправить свой поступок, за последний шанс сделать всё правильно, за последний шанс вернуть честь себе и своим братьям я упал перед людским главарём на колени, чем вызвал суматоху среди людей в красном.

- Прошу вас. Вернуть моих братьев домой. Я всё сделать. Я всё починить. Я всё искупить, отработать. Я помогать и быть полезный. Я мыть полы, я работать в космос. Мне сказать я делать. Я никогда не вредить, не воровать. Но вы обязательно вернуть моих братьев.

Долгое время в комнате воцарилась тишина. Это была самая громкая тишина в моей жизни. Никто не смел и двинуться. Казалось, что даже бактерии остановили своё бесцельное ползанье по поверхностям комнаты. У каждого из присутствовавших в комнате было своё мнение, касательно моей истории, но от мнения одного из них зависела моя дальнейшая судьба. Человек, в форме и простой надписью “Капитан Абрахам” на груди сейчас решал мою судьбу.

- Почему же ты… кхм… Почему ты хочешь вернуться с ними? - скорее из личного любопытства спросил он.

Если бы вопросы можно было сравнивать с физическими ощущениями, то этот вопрос был бы ударом в самое сердце. Этот вопрос я задавал себе с того самого момента, как я убежал от своих погибающих братьев. Я знал ответ на этот вопрос, но никогда даже подсознательно не произносил его для себя.

- Мой дом. Мой ковчег. Они не принять меня. Я есть изгой. - я отвернулся, стараясь никому не показывать свои слёзы.

Снова поднялась тишина, но в этот раз я слышал стук своего сердца. Моего гнилого предательского сердца. После всего того, что я наговорил этим людям, меня ни за что не примут дома. Я никогда не был достойным воксом. Теперь у меня нет выбора. Теперь я не могу вернуться домой с пустыми руками. Если я намерен вернуть себе честь, то только отработав или выкупив достойный поднос у людей. Теперь я не могу иначе. С пустыми руками, я просто не могу.

- Остановите запись - прозвучал приказ капитана - господа, пройдёмте.

Все покинули помещение, снова оставив меня наедине с Уиллкерсом и записывающим диктофоном. За стенкой были слышны переговоры людей. Чётче всех проступал голос капитана, который, казалось, вёл диалог сразу с несколькими собеседниками. Дверь открылась, к Уиллкерсу подошёл человек, в такой же форме, как у него, и прошептал что-то на ухо. Через мгновение мой рыжий знакомый ушёл, а его место занял другой офицер. Сквозь открытую дверь мне удалось услышать часть разговора:

- А может оставим его?
- Капитан, ну что вы в самом деле как ребёнок с щен…
- Шучу я. Но вы сами подумайте, если мы его прогоним, то он просто снов…

Двери закрылись. Дальше разговор стал более тихим. Капитан разговаривал с кем-то новым, тем не менее, голос второго я будто бы слышал ранее. Спустя ещё несколько минут разговоров капитан и пара офицеров, среди которых был Уиллкерс вошли внутрь. Один из них сразу выключил запись диктофон.

- Значит так, - начал Абрахам - ботаник отказался снимать с тебя показания, поэтому по нескольким статьям тебе отсидеть всё же придётся. Потом тебя заберёт агент внутренних дел и отправит тебя на ЦК, но до тех пор, посидишь у нас в карцере, для собственной безопасности. Твоих братцев, так уж и быть, мы позволим тебе отправить домой самостоятельно под присмотром офицера Уиллкерса. Однако знай, наше научное общество из-за этого очень злятся на тебя, так что заглаживать перед ними вину тебе придётся самостоятельно, но уже на какой-нибудь другой станции.

- Я есть очень благодарен - ответил я, искренне испытывая благодарность к человеку, рискнувшему своей карьерой ради меня. Я попал в тяжелую ситуацию. Встрял в один долг чести, чтобы выбраться из другого. Предо мной стоит не лёгкий путь, но никак лучше для меня сложиться не могло. Я смотрел в глаза этому человеку и видел в них понимание, он знал, что я пойду на всё, чтобы отработать свои счета - Я вас не подвести. - пообещал я ему, но он это уже знал.

- Я есть рад это слышать - сказал он широко улыбаясь - _Уиллкерс, покажите ему где здесь морг и выход в космос.

Дверь в очередной раз распахнулась, таяран в желтом костюме занёс внутрь какой-то сложенный скафандр.

- О, а это для тебя, - сказал мой первый друг в этом новом мире - только сильно не радуйся, внутри датчик слежения. Привыкай к таким штукам, ведь на ЦК тебе скорее всего установят один под кожу.

Я не знал, ни где находится “на ЦК”, ни что “ЦК” означает, то что это не было, я ждал, когда меня туда отправят. Там я смогу отработать свои долги. Там начнётся моя новая жизнь.

11 лайков

получилось многобукаф, возможно местами жидко. извините если нудно, спасибо, если понравилось
я новенький в здешних местах, ну и что вы мне за это сделаете?

пожалуйста не делайте мне ничего за это, я не хочу (с)пермач за промущенную запятую. если где-то некрасиво и/или кринж могу поменять

Хорошая квента, одна из лучших за последнее время.

3 лайка

спасибо большое, я старався :itsok:

Блин, это же грамотно написанная станционная квента.

Так то норм, просто наверняка ксеновизоры начнут рофлить и искать за что прицепиться.

1 лайк

спасибо,
не вполне уверен что знаком с термином “станционная” квента, но если будут вопросы и докопки, то я готов давать объяснения

Всегда бегло читал квенты, но эту полностью прочитал т.к она реально годная.

2 лайка

Ну, это не какой-то строгий термин.

Просто под этим понимают такие квенты, действие которых происходит на “Исходе”, именно в контексте такого упрощения, что автор не прочитал толком лор, сводит всё до понятного ему пересказа раунда и прочее подобное.

Понятное дело, что у авторов квент это довольно индивидуальный момент, но такие примеры имелись.

Причём это не значит, что нельзя, но в этом и суть, что подобные квенты плохо написаны и в своем сюжете упрощены.

1 лайк

Чтоб ещё проще аналогия, это как штамп.

Не запрещено, но вы постарайтесь сделать просто читабельнее, покажите характер с отыгрышом и прочее.

1 лайк

Врать не буду, первую часть я писал держа в голове карту “Исхода”, хоть нигде прямо это и не говорил, но когда дошёл до второй и третей решил, что так будет скучно. Всё же решил оставить намёк на научную станцию с Тау Кита в конце. Где-то в словах капитана про отработку долга перед научным обществом, подразумевается работа на научной станции или типа того

Ксеновизоры очень добрые и отзывчивые, хоть иногда и бывают строгими, дружище.
Квента хорошая, хоть и станционная.

1 лайк

Это одна из самых лучших станционных квент за последнее время, даже докопаться лень, пожалуй одобрено

5 лайков