[Унатх] Sahha Tas'sat

  1. Afiugs

  2. Сильно хочу разнообразия отыгрыша и отыгрыша именно на согхане, который своею категоричностью и прямолинейностью будет, фактически, противоположностью моим предыдущим персонажам.

Серый ящер опустил голову, прижав вытянутую челюсть к груди. Посреди туловища, ближе к правой его части, зияла большая рана. Красное пятно расползалось по желтой форме инженера, пропитывая кровью все больше ткани. В глазах унатха помутилось еще сильней, и он грузно упал на пол.

Воспитанный перебравшимися на Марс согханами, Тас’сат впитал в себя две противоположные культуры – традиционную культуру своего вида и культуру технологически развитого вида людей. Родители позаботились о его ассимиляции в человеческое общество, но сами отказаться от традиций не смогли до конца, из-за чего и ребенок их – единственный ребенок – не смог стать человеком в теле унатха. Каждый день читая книги о науке, которыми интересовался, Тас’сат каждый же день слышал язык своих древних предков, перенимая способность обучаться у людей – наблюдал и за вспыльчивостью к чужакам своих родителей. Так, Тас’сат стал продуктом слияния и борьбы старых небылиц и научных теорий, легендарных для него чести и воинственности и нужды к адаптации в условиях человеческой конкуренции.

Он мечтал вырваться с Марса, жестокого и явно погибающего, но успех в человеческом обществе достигается дольше и труднее, чем в среде унатхов – так думал Тас’сат, по крайней мере. Инженер там, где инженеры составляют наибольшую часть населения после рабочих, он в его профессии стал настоящим продуктом жизни Марса.

Угрозой жизни Тас’сата стало огнестрельное ранение – чье-то желание наживы, быть может, а может и ненависть к ксеносам. Человек принял бы свинец как должное, как то, что должно было случиться рано или поздно с жителем Марса, но согхан был подавлен. Закрывая глаза, Тас’сат помнил только рассказы про честь сражения в ближнем бою, про древние кодексы чести. Унатха с его представлениями и
о смерти навестила смерть с косою, смерть внезапная – смерть в истинно человеческом обличии.

Его сумели спасти. Быть может, если бы не прочные пластины чешуи, его ждал бы морг или сожжение. Проблему нападения, проблему в том числе и внутреннего противоречия, внезапно возникшую перед ним, Тас’сат решил в каком-то смысле по-человечески – покинул Марс при первой возможности, нанявшись в НаноТрейзен на не самых выгодных для него условиях. Однако с поры того нападения он стал куда требовательнее и агрессивнее к людям, пускай и никогда не рвался в бой первым, чему выучился еще в детстве. К ненавистным ему он горел злобой не безумной, но злобой непреклонной и категоричной, самой страшной злобой на свете – злобой человека и унатха.

3 симпатии

Красивое…

Ща вернусь с детского садика и допишу что хотел дописать!!

2 симпатии

Я вернулся с детского садика я дописываю!

Это очень хорошее.

А главное, примерный показатель, как можно без детального описания жизни или прописывания глубины диалогов всё равно раскрыть характер и прошлое персонажа.

Проходишь!

Одобрено

1 симпатия