Новая раса - Балун'кех


#1

Из-за того, что, Сообщение превышает максимально допустимую длину (50000 знаков), придётся разбить контент на три сообщения:

 * Предисловие (это сообщение)
 * Статья о расе
 * Статьи о родных мирах расы

Собственно, приступим.

Небольшое отступление
Не знаю, примут или нет, но как по мне всё получилось неплохо. Буду очень рад, если вы будете отправлять в эту тему какие-либо дыры или несоответствия в лоре расы. Спасибо за внимание.

Влажные мечты на будущее
[/font]


Если расу примут, то можно будет начать процесс добавления в игру:[list type=disc]
* Вовлечение добровольцев
* Спрайтинг
* Кодинг
* PR кампания
* Нажраться в дрова по поводу праздника Наконец-то выпить соку

[font=Verdana]

[/font]

[font=Verdana]


Лор расы в формате .docx


#2

[details]

  • возможный вид в игре

Раса балун’кех – гуманоиды, имеющие черты оленя. Практически вымерли, но сумели прилететь сюда из далёкого космоса. О них известно только из дисков с данными, принесёнными в ковчеге, и собрать о них всю информацию вряд ли удастся в ближайшие тысячу лет, если это вообще представится возможным.
Множественное число – балун’кех, единственное – у’кех.
Произношение – БА-ЛУНЬ-Т-КЕХ и У-Т-КЕХ, где «т» приглушено и почти не слышно.

Биология
Тела балун’кех покрыты грубой и прочной шкурой, которая может выдержать удар молотком без особых последствий. Цвет шкур варьируется от чёрного до пепельного, рога могут вырастать до одного метра в длину. Балун’кех имеют тупоконечные уши, направленные в стороны. Мужские особи в среднем имеют рост от 180 до 230 см, и вес 80 – 120 кг. Женские особи имеют рост от 160 до 210 см, и вес 70 – 100 кг. Обычно все живут по 90 – 100 лет, но благодаря развитой медицине и технологиям, ныне утраченным, в родной звёздной системе они жили по 200 – 250 лет.

Могут потреблять только растительную пищу ввиду строения зубов. Все зубы жевательные – широкие и толстые. Зрение развито отлично, что при хорошем освещении помогает видеть довольно далеко, а обоняние имеет возможность различать около семи тысяч запахов одновременно, но слух очень ослаблен. На конце вытянутой морды имеются четыре ноздри, которые обеспечивают отличное дыхание и фильтрацию воздуха, образуя нос. Грубые голосовые связки дают всем балун’кех превосходный бас, что исключает возможность брать высокие ноты.

На руках балун’кех имеют всего по четыре пальца, что затрудняет манипулирование мелкими предметами. Из-за подкожных костных пластин, балун’кех не имеют ногтей. При ношении перчаток, место для мизинца остаётся пустым. На ногах отсутствуют пальцы, вместо них сросшиеся костные пластины, образующие грубую подошву, подобную копытам. Это позволяет безболезненно ходить по любым поверхностям, но усложняет ношение обуви. Ни у кого из балун’кех нет хвоста.

Тела балун’кех вытянутые и почти все эктоморфного типа, но несмотря на это, мускулатура неплохо развита. Эволюция привела их к тому, что тела настроены на полное отражение полученного урона или его избежание, на что балун’кех имеют сильные ноги. Для питания мускулатуры требуется огромное количество кислорода – несколько открытых ран или длительные кислородное голодание могут стать смертельными для балун’кех. Женщины имеют несколько сосков для вскармливания потомства, которые расположились от груди до пояса. Балун’кех быстро устают, и имеют очень быстрый цикл сна. Они бодрствуют около шести часов, после чего спят час-полтора. При усталости каменные шкуры могут серьёзно замедлить балун’кех, поэтому они стараются соблюдать режим.

Размножение
Размножаются балун’кех внутриутробно, находясь в животе матери от года до двух. После этого на свет появляется ещё слепое и практически парализованное потомство, дышать малыши умеют только двумя ноздрями. Они около трёх недель лежат неподвижно и вскармливаются молоком матери, после чего учатся использовать две дополнительные ноздри и в первый раз открывают глаза. Выводок составляет около трёх – шести малышей, больше мать просто не в состоянии прокормить сама. Первый месяц жизни они особо беззащитны, и потому на родной планете содержались в специальных капсулах, куда им прямо в рот поступало синтетическое молоко, более богатое витаминами и полезными микроэлементами. Каждая мать навещала своё чадо в среднем 7 – 9 раз в день.

Дети – это очень ответственное решение, и каждый уважающий балун’кех не будет производить потомство, если понимает, что не сможет его вырастить. Для оказавшихся же в трудной ситуации правительство оказывало поддержку и предлагало передать попечительство над ребёнком специальным организациям, на что абсолютное большинство соглашались. Такие дети впоследствии очень часто становились видными общественными деятелями, и, при желании, могли вернуться в семью.

Хоть и балун’кех не были особо рациональными, детей обычно не заводили в первые 100 лет жизни – пока жизненные силы бьют ключом, а перспектив развития и неполученных достижений ещё огромное количество. Потомство производили на свет уже зрелые, осознанные и добившиеся чего-то личности. К тому же, города только-только начали достигать земли, и им есть куда расти, поэтому проблемы перенаселения можно было не ожидать ещё полмиллиона лет.

Питание
Балун’кех едят только растительную пищу. Так как они вегетарианцы, балун’кех не едят мясо. Если же они его съели, то интенсивно начнут переваривать, что плохо скажется на самочувствии и бодрости, но не более. Никакой энергетической ценности мясо для них не представляет. Излюбленная еда балун’кех – это грибы, листья, мох, злаки, бобовые, орехи, лишайники и плоды деревьев, а также блюда, состоящие из них.

Поведение
Балун’кех - очень ранимые существа. Они смекалисты и являются неплохими собеседниками, стоит только найти подходящую тему. Они всегда открыты для новых познаний и открытий. Часто используют запахи для дополнительного выражения эмоций, поливая себя пахучей жидкостью. Если обидеть одного из них (и он без чипа), скорее всего, у’кех уйдёт куда-нибудь рыдать или крушить всё подряд, показывая своё состояние. Они очень впечатлительны и заслуженно получают статус самых эмоциональных разумных существ.

Страх – извечная проблема балун’кех. Именно страх заставил их залезть на деревья, чтобы быть подальше от кровожадных хищников. И, несмотря на развитие охранных систем на родной планете, отделяющей их от того, дикого мира, если у’кех чего-то боится, вы узнаете об этом сразу. Раздражение – вторая извечная их проблема. Они практически не могут самостоятельно контролировать эмоции, поэтому раздражение или злость молодые особи выражают очень ярко. Более взрослые же, пытаются прибегнуть к медитации, хоть и не всегда помогает.

Лучшие умы Оль’тун придумали специальные съёмные чипы, ослабляющие выработку гормонов, отвечающих за эмоции. Ведь в новом, жестоком мире приоритетнее выживание, и это не стоит забывать.

Из-за произошедших событий, последние балун’кех находятся в постоянном трауре. Они могут носить синие полоски ткани или одежду, и обязательно покрываются ароматами моря. Скорее всего, они будут замкнуты в себе, но стоит найти подходящую тему, и диалог завяжется. Они усердны и трудолюбивы, но некоторые профессии им чужды, и поэтому сначала их продуктивность может быть гораздо ниже желаемой. Также балун’кех срезают свои рога, оставляя только маленькие рожки.

Имена
Все балун’кех имеют имена, используемые в людских племенах индейцев майя давным-давно. Они также могут выбрать себе второе имя в качестве основного для общения с другими расами (пример: «Мискогижиг Джон»).

Одежда
Традиционная одежда
Так как балун’кех долгое время обитали в жарких тропиках, их кожа настроена на вывод тепла и их традиционная одежда обычно лёгкая и открытая: самые разные головные уборы и маски, эш – набедренные повязки, пати – короткие плащи, покрывающие плечи и лопатки, матач – длинные накидки, закрывающие грудь и живот. Гораздо реже встречается вати – длинные плащи, аналог пончо.

Вся одежда очень часто украшалась перьями, вышивкой и бисером. Головные уборы поддерживались рогами и были только у знати, рядовые балун’кех украшали сами рога, обычно ленточками или перьями. Существует огромное количество традиционных масок, от боевых до эстетических. Боевые покрывают почти всю голову и изготавливались из разных металлов, вроде железа или меди. Часто они изображали злобную гримасу, но таких масок было куда меньше остальных. Эстетические маски покрывают только лицо и изображают какую-либо эмоцию. Также такие маски при изготовлении обмакивались в особые пахучие красители, прибавляя эмоциональности. Ещё существуют театральные, рабочие, подарочные, макси статуса, маски рода и многие другие – балун’кех постоянно скрывали лицо. Маска долго считалась лучшим подарком.

Особое место в социуме, наравне с маской, занимают серьги. Они показывали статус и должность какого-либо у’кех, и чем выше была должность, тем больше и сложнее были сами серьги. У детей крестьян обычно были серьги диаметром в несколько сантиметров, из коры местных деревьев – че’михин. У правителей были серьги размером с само ухо, украшенные золотом, серебром и бронзой, также инкрустированные топазами и агатами. Часто правители носили не по две серьги, а по четыре, последняя пара крепилась на основание рогов. У младенцев, до достижения трёх лет, было по одной серьге.

Одежда, оружие и броня настоящего времени
Прогресс не стоит на месте, и балун’кех научились изготавливать новую одежду, оружие и броню. Наиболее часто используемые технологии представлены ниже:

Нанокостюмы – белые комбинезоны, состоящие из нанороботов и заложенной в них синтетической ткани. В снятом виде представляют из себя белый ком, но стоит его взять в руки, как наноботы начнут покрывать всё тело владельца. Достигнув оптимального распределения по телу, наноботы начинают выпускать синтетическую ткань – более прочный и лёгкий аналог ткани. Закрепив друг на друге синткань, наноботы начинают процесс закрепления себя на теле владельца, немного впиваясь в кожу усиками. Для балун’кех это безболезненно, а вот людям может быть очень неприятно. Процесс длится несколько секунд.

Сати – это аналог вати, длиннее и покрывает всё тело. Сати изготавливается из гиперткани – более прочный, тёплый, лёгкий и мягкий аналог ткани. Использовался до крушения на Ча’тун, колонизированной балун’кех планете. При отрицательных температурах, вплоть до -100 градусов Цельсия, устанавливает температуру воздуха, прилегающего к телу до стандартных для балун’кех +35 градусов Цельсия. Только предотвращает вывод тепла за пределы прилегающих к телу областей, а также охлаждение окружающей средой, так что люди всегда будут ощущать +25 градусов вокруг себя.

Броня покрывает только верхнюю часть спины (лопатки и прилегающие места) и является сетью щитов, обычно четырёх: двух силовых, одного кинетического и одного ионного, что обеспечивает защиту почти ото всех видов оружия. Таких щитов осталось критически мало, и они используются только балун’кех-военными, которых около пяти на сотню гражданских.

Балун’кех используют в основном кинетические орудия, разгоняя снаряды до сверхсветовой скорости. От размеров снаряда зависит и размер пушки – для орбитальной обороны используются снаряды размером с двух человек, для поражения живой силы противника используют снаряды с ладонь. Снарядами являются суперпроводники обтекающей формы и обладающие высокой теплопроводностью. Через некоторое время после выстрела снаряд начинает плавиться, обычно это происходит через несколько секунд. В основном снаряд достигает цели за несколько наносекунд.

Язык
При нахождении в обществе других рас, балун’кех с энтузиазмом учат общий галактический, обычно углубленно, и поэтому увидеть грамотного у’кех не является редкостью. Тем не менее, их глухота нередко мешает при диалоге. Они могут переспросить несколько раз собеседника, говорить с ними нужно громко и чётко, они совершенно не слышат шёпота. Если перед вами у’кех, специальность которого – работа с другими расами, он, скорее всего, умеет читать по губам.

Основным языком балун’кех является тибагис, который в большей степени вербальный. Дополнительным языка является тиюм, который используется только при чтении особой «музыки».

Тибагис используется повсеместно балун’кех, и каждый из них его знает. Он звучит довольно красиво, благодаря гармоничности баса и покачиваний головой. Он очень сложно учится, а другие расы без помощи вообще не смогут на нём говорить. Хоть всю информацию и возможно передать с помощью слов, при каждом удобном случае балун’кех используют язык жестов, например, трутся носами или рогами, прижимаются друг к другу.

Тиюм полностью состоит из запахов. На нём пишется особая «музыка» балун’кех, так как они не умеют петь. Другие расы просто не понимают данный язык, оказываясь неспособными воспринять весь спектр ароматов.

Если вы назовёте балун’кех оленями, они не обидятся, а только поправят вас и могут объяснить, почему они не олени, а именно балун’кех. Можно опускать звуковую перегородку, говоря балункех или укех, а можно наоборот, заменять её пробелом, говоря балун кех или у кех – все произношения в определённой степени будут правильны.

Из-за широкого использования запахов своей культуре, балун’кех иногда используют их и при общении с другими расами. Малиновый запах означает симпатию к кому-либо, запах свежей травы о крепкой дружбе, запах моря – о скорби, запах леса – о радости, запах фруктов – о готовности к работе, запах розы – о неприязни к кому-либо и так далее. Свои самые сильные чувства балун’кех передают только через запахи, говоря лишь, кто получатель. Тем не менее, мимика всё равно будет очень сильно выдавать их эмоции.

Игровая механика и отыгрыш
Балун’кех замедляются, если бодрствуют более четырёх часов или съели мясо.
Комфортная температура для балун’кех – это +35 - +40 градусов Цельсия. Если она опускается ниже +20, балун’кех начинают испытывать дискомфорт.
Балун’кех не нуждаются в обуви, из-за того, что у них уже есть подошва. Тем не менее, они могут носить обувь, что вызывает некоторый дискомфорт.
Из-за строения, отличное от человеческого, балун’кех не могут носить скафандры без их модернизации. Также, чтобы надеть скафандр, нужно спилить рога полностью.
Не обязательно их эмоции сентиментальны. Разбейте себе кулак о стену – будьте многогранны!
Можно отыгрывать разговоры с духами предков, но в разумных количествах и по разумным причинам.
Балун’кех очень, нет, ОЧЕНЬ эмоциональны, но амнезия и специальные чипы поубавили эту их черту. Теперь они слегка эмоциональнее людей, не больше. Чипы можно снять, добавив красок в отыгрыш (указывается во флаворе и\или мед. записках. Проявляется бугорком между рогов, над глазами).


Балун’кех как разумный вид

История
Балун’кех зародились раньше человека примерно на один миллион лет. Эволюционируя во влажных и жарких тропиках планеты Оль’тун, они научились улавливать воздух даже в самых малых дозах, что сделало их нюх очень острым. Они пытались попробовать всё: первое централизованное государство появилось у них довольно скоро. Обитая в тени высоких деревьев, че’михин, они переселились на их верхушки – так было проще добывать еду и прятаться от хищников. Это и есть начало лихорадочного движения прогресса и зарождения в них природной тяги к экспериментам. Когда произошли все эти действия – нет данных, известно только, что это было. После этого долгое время происходила как техническая, так и социальная эволюция – видоизменение политических институтов, изучение технологий и нахождение новых способов производства. Пять веков после «восхождения» были кровопролитные войны за территории и ресурсы – кораблей дальнего плавания не существовало, а балун’кех были изолированы на относительно небольшом острове. После победы одного клана над другим, внутрирасовые войны прекратились, началась широкомасштабная борьба за выживание с местной флорой и фауной, а также неудержимая экспансия на прилежащий, а позже и остальные материки, колонизация спутника и полёт на ближайшую планету. После этого, по некоторым причинам, расширение границ остановилось. «Сначала нужно привести в порядок мысли, и только потом тело» - этим принципом начали пользоваться балун’кех. Относительно давно, десять тысяч лет назад, над расой нависла угроза вымирания – огромный метеорит нёсся на Оль’тун, и при уничтожении их родной планеты могли сойти со своих орбит Иц’Ин Виник, спутник планеты, и Ча’тун – вторая колонизированная планета. Смерть всей расы была неизбежной, если ничего не предпринять. Все балун’кех начали экстренно строить ковчег, и он должен был быть направлен на Могес, единственную известную тогда планету-тропики. До столкновения тогда оставалось около пяти веков, и времени было немного. Ценой многих жизней, ресурсов и усердия, им удалось успеть в сроки – что происходило после отлёта, неизвестно. Совсем недавно произошло крушение ковчега.

Ковчег
Огромный космический корабль – ковчег, был больше любого человеческого ковчега в 3 – 4 раза. На нём имелись четыре подпространственных двигателя, восемь сверхсветовых, двадцать досветовых, сотни вспомогательных, а также тысячи километров парусов для движения с помощью солнечного ветра – на случай, если Могес окажется непригодным. Ни разу паруса не использовались, в отличие от остальных двигателей. До Могеса ковчег так и не долетел, и упал на планету Ормена III, пригодную для жизни в системе звезды Ормена, спутник одного из газовых гигантов. Ковчег упал из-за неисправности двух ИИ – навигационного и координирующего, которые были отключены из-за попадания в носовую часть, с располагавшихся там их отсеком, ста пятнадцати метеоров, разрушивших систему их энергоснабжения. Ковчег сбился с курса и был направлен аварийным ИИ на ближайшую планету, пригодную для жизни.

Во время крушения криокапсулы были экстренно открыты, чтобы балун’кех могли эвакуироваться самостоятельно и построить поселение в другом мире. Крушение произошло 3 года назад.

На борту ковчега располагались строительные материалы для основания множества поселений на деревьях, средних размеров, электроника, оборудование и мебель для наполнения этих поселений, а также диски, хранящие на себе сотни иоттабайт информации обо всём, что знала вся раса балун’кех. Около 92% дисков утеряны, и, возможно, были уничтожены. Из последних 8% известна основная информация о расе, а также основные открытия, которые позволяют даже в такой ситуации опережать людей по техническому прогрессу. Сейчас Ормену III прочёсывают миллионы дронов балун’кех, в поисках выживших и утерянных знаний. 60% строительных материалов сгорело в атмосфере, что сильно затруднит план по восстановлению цивилизации.

Всего ковчег имел 10.000.000.000 криокапсул для транспортировки такого же количества балун’кех. Они не имели систем экстренной эвакуации, именно поэтому при крушении погибло предположительно 9.990.000.000 балун’кех. Их тела сгорели, и клонировать их нельзя, из-за недостаточного количества ДНК. Обнаружено всего 200.000 балун’кех, из которых только 10.000 отправились в колонизированный людьми космос. Уже есть информация о том, что балун’кех вернули себе технологию воскрешения, и скоро их численность начнёт восстанавливаться до ранее запланированных 10.000.000.000, уже известно их первое поселение в новом мире.

Из-за длительного криосна память балун’кех деформируется, и они утрачивают все свои профессиональные навыки. Поэтому, если у’кех до полёта был блестящим инженером, максимум, что он сможет сделать сразу после полёта – забить гвоздь. На этот случай были созданы и укомплектованы множество дронов - медиков, строителей, следопытов и охранников. Спустя год-два балун’кех начинают вспоминать свой жизненный опыт, а полностью оправляются от анестезии через десять-пятнадцать лет. Также амнезия немного ослабляет выработку гормонов мозгом, делая балун’кех менее эмоциональными.

Культура
Так как балун’кех эмоциональны, то почти каждый первый занимается искусством – кто-то рисует, кто-то играет на инструментах, кто-то делает скульптуры, кто-то изучает боевые искусства, и ещё многое, многое другое – перечень очень велик. Если кто-то не занимается искусством, то он или она, скорее всего, больше заняты наукой. В картинных галереях на их родной планете хранились сотни зеттабайт голографических проекций шедевров того времени. Во времена становления балун’кех как общества, их культура была кровожадной – жертвоприношения своему кровавому богу были повсеместны. Позже, когда Война Тысячелетия окончилась, от концепции этого бога отказались и со временем балун’кех стали миролюбивыми созданиями.

Как ни странно, балун’кех не поют, так как они не могут брать высокие ноты, которые считают самыми красивыми. Последнее время перед катастрофой, создавались движения «неформалов», которые всё-таки пытались петь. Если вы разыщите одну такую композицию, то услышите только невнятное бурчание, но молодёжи их расы это очень даже нравилось. Вместо пения они создают специальные сложные ароматы, которые можно было купить в любом магазине с остальными предметами искусства. Это было что-то вроде пластинок с песнями для людей, и нередко встречались подделки. Особой разницы не было, но покупатель неоригинальной продукции не мог учуять некоторые нотки запахов, упуская основную суть повествования.

Традиционная еда
Балун’кех любят три вещи больше всего: изучение, самовыражение и готовка. Дети учились готовить с пяти лет, каждый сознательный гражданин знал кулинарию на уровне выше среднего, и их блюда зачастую сложные, как по ингредиентам, так и по способу приготовления или употребления. Самые любимые и изощрённые блюда балун’кех:
Саклак (белое блюдо) – белоснежный сладкий пирог, который при контакте со слюной начинает активно таять, перекрашиваясь в розовый цвет, а потом резко увеличивается и взрываться во рту. Доставляет ощущение фейерверка внутри, едят крайне небольшими порциями, так как при расширении он может вызвать удушье, и дискомфорт вам гарантирован. Изготовляется из грибов экацлум, листьев че’михин и особого ингредиента, который утерян вместе с дисками данных.
Чагиш (острая госпожа) – первое блюдо, придуманное балун’кех. Настолько острое, что температура в вашей ротовой полости гарантированно поднимется на 80 – 100 градусов Цельсия. Не рекомендуется к употреблению никому из представителей ксенорас. Представляет из себя пирамиду из очищенных орехов чагмет, покрытых соусом яшлум и украшенную разного рода злаками, на подобие стеблей акнач. Один орех составляет порцию, и больше за раз никому не удавалось съесть без летального исхода.
Вемайиг (жвачное жертвоприношение) – невероятно жёсткое блюдо, которое люди разжевать не в состоянии. Иногда после употребления этого блюда у балун’кех сильно болели зубы, ещё реже, но всё-таки выпадали. Часто являлось испытанием среди молодёжи, кто смог съесть хотя бы кусок, завоёвывал уважение сверстников. Это аккуратно нарезанная скорлупа орехов чагмет, выложенная на коре че’михин, под соусом кугтун и украшенная плодами масбак.
Эквай (здешняя звезда) – особо радиоактивное блюдо, светящееся в темноте. Крайне не рекомендуется врачами всех рас, а употреблять за раз можно всего несколько граммов. Больше пяти граммов этого чудесного блюда обязательно нанесут непоправимый ущерб вашему здоровью, а около десяти грамм гарантированно убьют. Многие генералы балун’кех древности заканчивали свою жизнь трапезой этим блюдом. Тем не менее, уже один грамм вызывает сильнейшее чувство эйфории, поэтому блюдо не запретили полностью, а выписывают в очень маленьких дозах при сильнейшей депрессии. Рецепт не сохранился.

Технологии
Величие технологий балун’кех до катастрофы больше величия технологий остальных рас, вместе взятых и перемноженных на два. Тем не менее, сейчас эта раса переживает сильнейший кризис, и едва дотягивает до скреллов в общем плане, но сильно опережает их в плане вооружения. Если все флотилии галактики объединятся против последнего города балун’кех, то как минимум треть флота будет уничтожена. От вымирания балун’кех спасают именно технологии, так как все боятся разрушить хрупкие утерянные диски с данными в ходе военных действий. Балун’кех сами не помнят свои открытия за последние тысячу лет до катастрофы, из-за долгого времени в криосне. В любом случае, они считают нужным поделиться своими технологиями со всеми остальными расами, но для начала им необходимо восстановить численность и укрепиться как минимум на двух планетах. При другом раскладе событий балун’кех грозит полное вымирание как вида, и они это понимают.

Первый контакт
Совсем недавно, три года назад, учёные обнаружили вспышку в атмосфере спутника одного из газовых гигантов, пригодных для жизни. Событие произошло в системе Ормена, находившуюся в 0.5 световых лет от системы Тау Кита. Они не придали никакого внимания этой проблеме совершенно. Два года назад, через год после крушения, был отправлен исследовательский корабль Правительства системы Сол, так как были обнаружены признаки разумной жизни. «Такого не должно было случиться ближайшие миллионы лет!» - заявляли учёные. По прибытии корабль подтвердил заявления и доводы учёных. Первоначальной целью было уничтожить разумную расу и подготовить планету к колонизации, но, увидев их орбитальное вооружение и услышав о технологиях, затерянных на планете, приоритетным стало сотрудничество и интеграция балун’кех в общество людей. Начались программы по поиску дисков с данными – миллиарды учёных со всей галактики пустили слюнки, предполагая, что они могут найти.

Балун’кех могут постоять за себя, благодаря хоть и немногочисленному, но эффективному вооружению и силовым щитам, защищающих их единственный город. Они вполне способны уничтожить десять-пятнадцать кораблей вражеской флотилии только первым залпом, и щиты отразят большинство ударов, если, конечно, они не уничтожат саму планету. Поэтому никто ещё не решился рискнуть ресурсами и жизнями для покорения остатков этой цивилизации. Когда численность балун’кех возрастёт, они подумают о тесном сотрудничестве с другими расами.

Отношения с другими расами
Балун’кех относятся ко всем расам одинаково снисходительно и недоверчиво, за исключением скреллов. Они полагают, что скреллы могли бы добиться гораздо большего, если бы откинули меры предосторожности и дали волю духу авантюризма. Из Ормены III в колонизированный космос, в качестве представителей, отправились 10.000 балун’кех, которые кочуют группками по три по разным местам скопления других рас: Адомай, Могес, Яргон 4, Марс и Венера, многочисленные станции - балун’кех хотят посетить все места, имеющие важность и собрать как можно больше информации. Делегация не берёт с собой высокотехнологичные предметы из ковчега, и стараются понять концепции мироздания остальных рас.

Отношение к НТ
Балун’кех узнали о фороне только при первом контакте с человечеством, и поэтому стремятся всему путями узнать о нём всё. Корпорация НТ – самый подходящий вариант, куда они устраиваются на любые доступные должности, в надежде хотя бы увидеть форон своими глазами. В общем к НТ они относятся положительно, хоть и не одобряют тактику подавления и интеграции всех остальных корпораций.


Социальное устройство

Война Тысячелетия
Давным-давно, когда «восхождение» только-только произошло, балун’кех разделились на два клана – Калиатль (южане) и Атот’че (северяне).
Военная мощь Калиатля на начальных этапах была больше, а дух воинственнее. Он постоянно теснил Атот’че. Но, войдя во вкус, учёные клана постепенно становились воинами, и технический прогресс почти прекратился. Вот тут-то миролюбивые северяне впервые применили своё секретное оружие – науку. Довольно скоро были изобретены арбалеты, пробивающие примитивные щиты клана Калиатль. Первый болт был выпущен спустя год после начала Войны Тысячелетия.
Удерживая с помощью этого оружия южан на расстоянии, северяне построили Стены и расслабились – никто через них не пройдёт. После относительно долгого затишья, южане вернулись вновь. Северяне, рассчитывая на лёгкую победу, даже предложили первым сдаться. Но в ответ воины Калиатля выкатили чудо инженерной мысли – катапульту. Стены были разрушены вмиг. Новые каплевидные щиты из металла не пропускали болтов, и северяне в ужасе пустились в бегство. Они потеряли за два месяца треть территорий и четверть популяции – казалось, поражение неизбежно.
Стяги Калиатля уже реяли перед столицей Атот’че, как ворота неожиданно открылись. Оттуда доносился гул, а после южане увидели страшную картину – несколько десятков северян сидели на двух огромных ибач, которые бежали прямо на катапульты. Впервые в истории были применены ездовые животные, и не просто кто-то, а потомки самих Богов! Южане в страхе стать еретиками, и видя поддержку своими богами Атот’че, массово дезертировали. Спустя некоторое время жрецам всё же удалось переубедить солдат, и дезертиров стало куда меньше.
Спустя четыреста лет попеременного превосходства и гонки вооружений, южане от безысходности и почти проигранной войны, сконструировали первый корабль дальнего плавания. Хитростью северяне выкрали чертежи, а когда граждане Калиатля готовились покинуть остров, они устроили кровавую резню в порту. Южане капитулировали. Узнав о случившемся, народ Атот’че свергнул своё правительство, сопротивления революции практически не было – настолько балун’кех надоела война. Генералов северян признали военными преступниками, а предводителей клана – убийцами. После этого инцидента море у балун’кех ассоциируется со смертью и скорбью.
Об устройстве и традициях кланов не сохранилось почти никакой информации, так как оба клана были уверены, что продолжат существовать, и сохранять свои традиции и устои на каких-либо носителях не было необходимым.

Оборона
После окончания Войны Тысячелетия и подписания декларации «Хун Ч’Аб», раса балун’кех стала единым целым. Теперь открывались новые горизонты, и новые проблемы, которые ранее просто не замечали. Балун’кех сфокусировались на борьбе с враждебной флорой и фауной родной планеты, которая продолжалась вплоть до катастрофы, борьбе с несправедливостью и техническом прогрессе. Общество балун’кех процветало, но внизу всегда был кто-нибудь, готовый сожрать их.
Из-за продвижения городов вниз, пришлось воздвигнуть огромные Стены, такие, как были в Войну Тысячелетия, только выше, толще и крепче. На стенах крепились оборонительные башни, в которых было по два-три оборонных орудия. Сначала это были пороховые пушки, но вооружение постоянно менялось, и последнее время до катастрофы на вооружении находились кинетические пушки.
Стены не перестраивались, а «обрастали» новыми технологиями и укреплениями. Так, первые стены были из дерева и имели высоту 10м, а последние на Оль’туне были из титана и имели высоту 60м. Кол-во башен на сегмент (1км в ширину) возросло с 7 до 700.
ПВО находились на гигантских колоннах, расставленных во всём городе. Балун’кех, конечно, не ожидали вторжения с воздуха, но предпочитали быть готовыми. Обширная система ПВО не смогла спасти Оль’тун от метеорита.

Декларация «Хун Ч’Аб»
Этот документ почитался балун’кех гораздо больше остальных, и его содержание гласило следующее:
Жизнь любого балун’кех ценнее всего на свете, и мы обязаны делать всё, чтобы эту жизнь продлить и обезопасить. Все действия балун’кех обязаны выполняться в соответствии с этим пунктом, кроме последнего пункта декларации.
Ради выживания балун’кех как вида, мы должны держаться все вместе, истребляя наших естественных врагов, и не допуская раздоров и распрей.
Технический прогресс должен постоянно двигаться вперёд, и стагнация – наша погибель. Любой балун’кех может пожертвовать своей жизнью ради этой цели.
Свобода слова и свобода мысли ни одного у’кех неприкосновенны и обязаны быть обеспечены остальными балун’кех, но свобода одних заканчивается там, где начинается свобода других.
При глобальных катастрофах мы обязаны обеспечить выживание вида, любой ценой. Остальные пункты можно считать недействительными, и приоритетнее всего является этот пункт декларации.

Государство
Управление на себя взяли сотни мощных ИИ, координирующие действия губернаторов. ИИ располагались в «Ядре» - гигантской постройке в середине Ка’Чаб – столице Оль’тун, занимавшей весь родной остров балун’кех - Ка’петен. Производство было полностью автоматизировано, а с Ча’тун и Иц’Ин Виник поставлялись ресурсы. Управлением каждым городом занимался губернатор, у которого были «секретари», решающие самые разные проблемы – от благоустройства улиц до разработок в сфере архитектуры. Основными занятиями гражданских балун’кех были искусства, путешествия, садоводство, и, кончено, исследования.

Образование
Балун’кех имели разветвлённое образование. Каждый у’кех мог сменить специальность и начать обучаться на новую – это было нормой. Балун’кех приступали к обучению ещё в утробе, получая информацию с помощью наноботов. Таким образом, уже в два года все балун’кех могли писать, читать и говорить, но не могли ходить самостоятельно.
К четырём годам, когда детёныши балун’кех уже могли самостоятельно передвигаться, они выбирали себе программу по специальности, а также кол-во человек в группе – от одного до трёх. Все коллективы собирались раз в два-три дня в каком-нибудь месте в городе, где обменивались опытом и заводили новых друзей.
В десять лет начинает тормозиться развитие умственных способностей. Балун’кех получали академические знания в той или иной сфере, а по окончанию институтов, шестнадцатилетние балун’кех отправляются в «свободное плавание» и набираются жизненного опыта.
В восемнадцать лет, когда умы немного окрепли, а багаж знаний расширился, способности к обучению у балун’кех падают до человеческих. В этом возрасте они уже могли устроиться на любую работу, чтобы начать жизнь взрослого. Только обеспеченный работой или занятием у’ кех считался взрослым.

Религия
Старая религия
В период Войны Тысячелетия, балун’кех поклонялись своей звезде – Иц’ат’юм. Они считали, что именно звезда создала расу балун’кех, что «мудрый отец» постоянно следит за ними своим оком, и что он наставляет их. Своему богу балун’кех возводили огромные храмы, по ступенькам которых ежедневно текли реки крови. После окончания войны, балун’кех отказались от этого бога, признав его всего лишь небесным телом.

Новая религия
Сегодняшние балун’кех не религиозны, но они не могут понять некоторых аспектов своей расы. Например, они способны поддерживать связь на квантовом уровне с умершими сородичами, что послужило основой для воскресителей. Балун’кех могут вести с ними беседы, слушать их монологи или рассказывать им свои, в ожидании совета. У каждого умершего перед воскрешением «спрашивают», хотел бы тот вернуться в мир живых. Если поступает отказ, труп кремируют, и связь теряется. Это первый признак того, что «душа» теперь свободна. Или тело передают хирургам, они оставляют только особую часть мозга, что делать с телом дальше – решает сам дух.
[size=2]Вокруг этой необъяснимой связи строится множество те?


#3

Родной мир

Колыбель балун’кех – Оль’тун, ныне разрушен. Характерной чертой для этой планеты были повсеместные тропики, и только у полюсов расположились короткие умеренные зоны. На этой планете был необычайно жаркий и влажный климат, обусловленный близостью к звезде.

Небесные тела
Иц’ат’юм – «мудрый отец», звезда класса G. Балун’кех на ранней стадии существования уделяли ему большое внимание, делая кровавые жертвоприношения и поклоняясь. Его свечение немного ярче, чем у Солнца.
Бакуль – «молодой», небольшая планета, вращающаяся на очень близкой орбите вокруг своей звезды. Планета выжжена и не может содержать жизнь. Не имеет спутников. Очень маленькая в диаметре, и поэтому строились гипотезы о том, что Бакуль был естественным спутником Хач, до повреждения Хач.
Хач – «надрезанный», сильно повреждённая планета, имеющая следы столкновения с метеоритом. По расчётам балун’кех, она должна была распасться на астероиды примерно через восемьсот миллионов лет после отбытия ковчега. Катастрофа произошла уже во время существования балун’кех, но они ещё не обладали достаточным разумом, чтобы это записать и передать следующим поколениям.
Ча’тун – «второй камень», третья по счёту планета, средних размеров. Была колонизирована балун’кех, но не пригодна для жизни из-за слишком разреженной атмосферы и почти полного отсутствия магнитного поля. Не имеет спутников. Имеет огромные залежи алмазов в недрах, и бассейны льда неглубоко под поверхностью. Если планета после катастрофы не покинула орбиту, то местные колонии ещё могли продержаться несколько сотен лет на генерировании кислорода и воды из залежей льда. Тем не менее, никто не смог бы покинуть планету из-за отсутствия топлива.
Оль’тун – «каменное сердце», четвёртая планета, относительно крупная. Родная планета балун’кех, имела пышную растительность и влажный, жаркий климат. На сегодняшний день, предположительно, уничтожена огромным метеоритом. Имела один спутник. До катастрофы была усеяна городами, расположенными на стволах и верхушках огромных деревьев.
Иц’Ин Виник – «младший брат», спутник Оль’тун. Был колонизирован балун’кех намного раньше Ча’тун. Представлял из себя камень правильной сферической формы, богатый топливными ресурсами и металлами.
К’уг’михин – «божье дитя», газовый гигант, имеющий около шестидесяти спутников. Являлся метеоритным щитом для Оль’тун, но именно он виновен в гибели этой планеты. Не в силах справиться с массой метеорита, он «направил» его вглубь системы, к звезде. Там метеорит врезался в Оль’тун.
Чикин’тун – «каменное кольцо», пояс астероидов, состоящий, предположительно, из несостоявшихся спутников газовых гигантов и нерождённых планет.

Климатические зоны
Полюса – располагавшиеся на самом Севере и самом Юге, они являлись небольшими зонами вечной мерзлоты. Были размером с небольшой город.
Умеренные зоны – это были тонкие полосы территорий планеты вдоль полюсов, на которых находились густые хвойные леса. Деревья здесь были значительно меньше, чем на экваторе, раза в три-четыре.
Тропики – самая большая зона, покрывавшая 92,4% суши. Здесь находились стометровые деревья, гигантские агрессивные формы жизни, огромная влажность и непереносимая жара.


Географические зоны и регионы

Суша
Оль’тун был поделён на три материка, два относительно крупных острова и один архипелаг.
Лакам – «великий», самый большой материк на планете. Здесь располагалось наибольшее количество крупных городов балун’кех, десять. Лакам был колонизирован последним, так как находится севернее всех остальных материков. Вероятно, именно от него откололись все остальные материки и крупные острова, некогда вместе образовывая суперматерик.
Нагкун – «обширная платформа», второй по величине материк. Был колонизирован балун’кех самым первым, находясь ближе всего к острову Ка’петен. Здесь располагалось восемь крупных городов, а сам материк находился южнее остальных.
Куч’чан – «несущий небо», самый маленький материк, располагавшийся на экваторе. Свои небольшие размеры он компенсировал высотой деревьев, которые вырастали в рекордные сто восемьдесят метров. Здесь было расположено всего три крупных города, но они по размерам не уступали остальным. Самые большие научные лаборатории на Оль’тун располагались здесь.
Пепем – «мост», был самый большой, но сильно растянутый остров на планете. Он расположен между Лакам и Куч’чан, сокращая минимальный водный путь между ними всего до ста километров. На нём было два производственных города, поставлявших продукцию во все уголки Оль’тун и не только.
Ка’петен – «наш остров», второй по величине остров, на котором зародилась цивилизация балун’кех. На нём располагался всего один город – Ка’Чаб («наше творение»), который превосходил по размерам любой другой и являлся столицей. Был практически изолирован от остального мира, из-за того, что находился слишком далеко от ближайшего материка, Нагкун.
Наль-об – «места», крупный архипелаг маленьких островов, опоясывавший экватор. На островах находились маленькие лаборатории и города, куда уезжали балун’кех, желавшие спокойной жизни без городской суеты. Именно на этих островках были созданы лучшие творения искусства.

Мировой океан
Всего на планете находилось пять океанов, каждый состоял из множества морей и имел множество маленьких островов, недостаточно сгруппированных, чтобы стать архипелагами, и недостаточно больших, чтобы быть достойными внимания.
Шаман’га – «северные воды», пятый, последний по площади океан. Омывал айсберги северного полюса и Лакам с севера и запада. Есть предположение, что где-то на его территориях добывался тот самый утраченный ингредиент для саклак.
Сак – «блистающий», самый крупный океан на планете. Омывал Лакам с юга, Пепем, и Куч’чан. Прославился своими многочисленными подводными лабораториями, в которых было изобретено практически всё известное балун’кех оружие.
Майих – «дар», второй по размерам океан. Омывал Лакам и Нагкун с востока, а также Ка’петен. В нём жило больше всего под- и надводной флоры, среди которой было очень много природных красителей.
Нач – «далёкий», третий по величине океан, ничего не омывавший. Граничил с Шаман’га, Сак, и Ноголь’га. Имел крупную взлётно-посадочную базу, с которой запускали в космос грузовые челноки и строительные материалы для печально известного Ковчега. Сам Ковчег строился в космосе.
Ноголь’га – «южные воды», четвёртый по величине океан, омывавший редкие острова южного полюса.

Регионы
Всего на Оль’тун было двадцать четыре крупных города, но основой государства были пять:
Ка’Чаб – столица некогда процветавшего государства, созданного расой балун’кех. Именно здесь находилось «Ядро», вычислительная мощность которого превышала любую другую, описанную в галактической истории. Город бюрократии, академий, бизнеса, и, конечно, искусства. Самый безопасный район на планете, он привлекал, как и неформальную молодёжь, так и седых старцев – каждому находилось место. Здесь располагались Архивы, хранившие всю информацию о расе, включая образцы ДНК и достижения науки, сотни библиотек, тысячи картинных галерей, и, конечно, уютные магазинчики ароматов. Всего выделяли три крупных района: бывший дом клана Калиатль (южная часть), бывший дом клана Атот’че (северная часть) и «Ядро» (центр). В бывшем доме клана Калиатль располагалась огромная картинная галерея - лучшие произведения искусства балун’кех находились именно здесь. Бывший дом клана Атот’че перестроили под Архивы – укреплённый бункер, величественно стоявший от самых верхушек деревьев и до самых их корней, способный выдержать десять одновременных прямых попаданий ядерными боеголовками. В нём хранилась вся мудрость, накопленная расой за многие годы существования. В центре города располагалось «Ядро», сферическая постройка, выполненная из обсидиана и покрытая титаном. Она содержала в себе сотни ИИ, выполнявших роль Центрального Управления. Они контролировали губернаторов других больших городов и маленьких поселений, делая свою работу качественно и эффективно. Также «Ядро» выполняло роль губернатора Ка’Чаб.
Эт’ак – один из двух крупных промышленных городов, находившийся на острове Пепем. Производил бытовые товары и продукты питания для населения. Знаменит своими орбитальными гидропонными фермами, на которых выращивались быстрорастущие сорта самых разных растений, которые благодаря генным модификациям и постоянному притоку солнечного света, могли созревать за несколько дней.
Эт’эк – второй крупный промышленный город, находившийся на острове Пепем. Был гораздо меньше Эт’ак, минимум в два раза. Производил узкоспециализированную электронику и оборудование, предназначенные для серьёзных экспериментов. Также выпускал детали для космических кораблей, часть деталей для Ковчега создавалась именно здесь.
Мац’яш – главный блок лабораторий, в котором проводились самые рискованные и невообразимые эксперименты. Здесь располагалось около пяти тысяч разного рода исследовательских учреждений, а также крупная лаборатория Ик’Холом, исследовавшая подпространство. Именно здесь были изобретены экспериментальные подпространственные двигатели, которые мощнее любого сверхсветового в пять раз, так называемый «телепорт».
Чан’чагук – по сути, это был не город, а огромная взлётно-посадочная база, на которую ежедневно прилетали сотни грузовых челноков, поставляющих ресурсы для производства. Обратно челноки уходили гружёные воздухом для Иц’Ин Виник и топливом для Ча’тун.


Флора и фауна

Флора
Основную растительность Оль’тун составляли широколиственные деревья и кустарники, занимавшие около 48% всей флоры на планете. Вторыми по распространению стали грибы, их было около 21%. Опасность представляли хищные растения, которые были не прочь полакомиться беспечными собирателями. Ниже представлены растения, используемые как самые популярные ингредиенты для блюд:

Дружелюбная флора:
Че’михин – огромные деревья, сотню и более метров в высоту. В пищу балун’кех использовали следующие составляющие:
Листья – жёсткие и безвкусные листья, которые в основном использовали в роли каркаса для блюд из более мягких и неустойчивых ингредиентов. Имеют высокую энергетическую ценность.
Кора – ещё более жёсткая кора. Имеет солёный вкус и огромную энергетическую ценность. Долгое время использовалось балун’кех в качестве съедобных тарелок, но потом стала составляющей довольно странных блюд.
Экацлум – синие грибочки небольших размеров, обычно растут пучками. При высоких температурах тают и перекрашиваются в розовый цвет, высвобождая тысячи спор. На вкус пресные, но некоторые могут оказаться сладковатыми. Имеют крайне малую энергетическую ценность, поэтому использовались только в специфических блюдах в комбинации с более сытными ингредиентами.
Акнач – коричневые злаки с толстыми стеблями и множеством крупных зёрен. Произрастали только на полях умеренной зоны, но потом стали выращиваться на орбитальных гидропонных фермах, благодаря быстрому росту и низким потребностям. Не употребляются сырыми, из-за некоторой токсичности. Аналог пшеницы людей.
Масбак – большие кустарники, росшие у самых корней че’михин. В пищу употребляли их плоды – мягкие, круглые, средних размеров и имеющие приятный пряный вкус. При их сборе нужно быть аккуратным, не только балун’кех любят этот фрукт, но и опасные всеядные, которые с радостью перекусили бы и собирателем, и плодами. Вторая опасность – это шипы, яд которых способен убить взрослого у’кех всего за пять часов.

Хищная флора:
Чагмет – небольшое дерево синего цвета, росшее преимущественно у водоёмов. Дерево выпускало корни в воду, и как только мелкая живность начинала пить – сразу же хватало её. В воде оно топило жертву, после чего впивалось в неё корнями, высасывая питательные вещества. Взрослый у’кех ещё может отбиться, а вот зазевавшиеся дети обречены. При сборе плодов опасности не представляет, так как большая их часть произрастает над землёй. Плоды представляют из себя большие сладкие орехи с очень крепкой скорлупой. При контакте с растёртыми корнями этого дерева орехи становятся очень острыми.
Габталь – толстые лианы оранжевого цвета, росшие на очень близких к земле ветках че’михин. Питались крупными млекопитающими, пронзая их, и в своё время унесли немало жизней. Их можно заморозить или оглушить, тогда при сборе они не нанесут никакого вреда. Сами по себе кислые, при правильной очистке от кожицы «истинные лианы» очень сладкие на вкус. Широко применялись в кондитерских изделиях. Растения жили не больше двух недель.

Фауна
Около 62% представителей фауны были хищниками, а 37% имели гигантские размеры. Поэтому выживание балун’кех было крайне сложным первое время, до «восхождения». Ниже представлены самые многочисленные виды до катастрофы:

Ибач – гигантские рептилии, похожие на динозавров. Балун’кех приручили их ещё во времена Войны Тысячелетия, сделав грозным оружием в своих руках. С тех пор они начали разводить ибач, используя для зачистки собственных территорий от других хищников. Также ибач были грузовыми животными, незаменимой частью любого каравана. До окончания Войны Тысячелетия считались священными животными, посланными очистить души балун’кех от грехов.
Мукуй – рептилии средних размеров, родственники ибач. Не смотря на относительно небольшие размеры и развитый ум, приручить их так и не удалось. Мукуй чаще всего нападали на балун’кех до «восхождения», чем сильно осложняли жизнь племён.
Мам – крупное травоядное, напоминавшее черепаху. Но есть одно отличие – мам передвигались преимущественно по земле и имели четыре массивные непарнокопытные конечности, по пять-шесть копыт на каждой. Балун’кех пытались построить первые поселения на их панцирях, но это было встречено агрессией со стороны мам.
Чукьяг – маленькие травоядные млекопитающие, питавшиеся преимущественно мхом. Похожи на опоссумов, только с коричневыми шкурками. Выжили в дикой природе благодаря способности к маскировке и обитанию на деревьях. Позже были найдены балун’кех и одомашнены, с тех пор для них чукьяг являются чем-то в роде маленьких милых друзей, как для человека кошка.

Новый мир

Раса балун’кех, некогда процветавшая, переживает сильнейший кризис. Они были вынуждены отправиться из своей родной звёздной системы на поиски нового дома – и им стала планета Ормена III.

Небесные тела
Ормена – звезда класса G, только начавшая свой жизненный путь. Она светит далеко и ярко, и до её смерти осталось ещё много времени.
Ормена I (GX8209) – крупный ледяной астероид, по размерам напоминающий небольшую планету. Вращается на крайне близкой орбите к своей звезде, поэтому оставляет за собой длинный «хвост».
Ормена II – небольшая планета с очень плотной атмосферой. Алмазы на ней образуются прямо в воздухе, при помощи целых вихрей молний. Для жизни непригодна, любая попытка основать здесь колонию окончилась бы трагедией.
Ормена III – находится от своей звезды куда дальше, чем два предыдущих небесных тела. На нём есть все условия для зарождения жизни – пригодный для дыхания воздух, оптимальная температура и жидкая вода. Тем не менее, вся живность на планете ограничивается скудной растительностью и одноклеточными созданиями.
Ормена IV – планета меньших размеров, чем Ормена III, без атмосферы и магнитного поля. Обладает куда большими ресурсами, возможно была обитаема. Кандидат на колонизацию расой балун’кех.
Безымянный пояс астероидов – короткая полоса астероидов, отделяющая планеты земного типа от газовых гигантов. В основном это неродившиеся планеты, рассыпающиеся при воздействии двух больших гравитационных сил.
Ормена V – первый и самый большой из двух газовых гигантов. Ему не хватило совсем немного массы, чтобы стать звездой. Содержит огромные запасы гелия и водорода.
Ормена VI – второй из двух газовых гигантов, меньше Ормена V в 1.5 раз. Не содержит полезных ресурсов, кроме благородных газов.
Ормена VII – карликовая планета, богатая железом. Имеет коричневый оттенок.

Климатические зоны
Полюса – обширные ледяные шапки, покрывающие 20% территорий. Температура там падает до -100 градусов Цельсия.
Тундра – самая большая климатическая зона. Располагается от самых полюсов до тайги, и покрывает около 50% суши.
Тайга – самая короткая климатическая зона. Отделяет тундру от ледяных пиков. Растительность состоит преимущественно из карликовых деревьев, которые только в начале своей эволюции.
Ледяные пики – большое скопление гор на экваторе. Все они имеют форму пиков, и напоминают ствол дерева, только намного шире и выше. Пики расположены на возвышенном плато, именно здесь поселились балун’кех. Никакой живности не имеет, из-за каменистой поверхности.


Географические зоны и регионы

Суша
Суша на Ормена III представлена ещё не расколовшимся суперматериком, предпосылок к его расколу нет.
Бруно – так назван суперматерик людьми в честь величайшего учёного, сожжённого ими за то, что он был последователем гелиоцентрической модели солнечной системы. На поверхности Бруно имеются все климатические зоны, за исключением полюсов, они представлены большими скоплениями айсбергов. На этом материке находится единственный, и последний, город балун’кех.

Мировой океан
На Ормена III находился всего один океан, со всеми условиями для зарождения и поддержания жизни.
Элиза – единственный океан, омывающий единственный материк. Ничем не примечателен, похож на любые другие океаны – богат солью, растениями и простейшими организмами. В нём зародилась жизнь на Ормена III.

Регионы
Из всей цивилизации балун’кех остался только один город, который послужит главным форпостом кампании возрождения.
Пас – «открывающий», маленький город с местами для 500.000 жителей и потенциалом для роста. В нём находятся гидропонная ферма, шахты, завод, ветряки, и мощная сеть орбитальных укреплений. Сам город представляет из себя неприступную крепость, в которой есть всё или почти всё для возрождения части колонизаторов. Город не ведёт торговли и не проявляет политической активности.


Флора и фауна

Флора
Флора представлена в основном травами, но есть некоторые интересные экземпляры, классифицированные балун’кех:

Саюль – карликовое хвойное дерево, которое произрастает в тайге. Шишек не наблюдается, вместо них на иглах вырастают маленькие семена, которые разносятся ветром. Кора несъедобна и ядовита, семена горькие на вкус.
Ук’иб – небольшой кустарник, растущий на планете повсеместно. Плодами являются органические водяные мешочки, в которых свободно плавают семена. Зимой вода застывает, и семена хранятся длительное время, до лета. Летом лёд тает, плоды разрываются, и семена вытекают на землю. Оттуда их либо уносит ветер, либо они откатываются на небольшое расстояние и растут недалеко от кустарника-матери. Семена и листья несъедобны.

Фауна
Вся фауна на планете представлена одноклеточными организмами, живущими в океане. Возможно, они сформируются в млекопитающих, но на это уйдут десятки миллионов лет.


#4

Выдавать её малогеям вместо хьюманов.


#5

Не-а. Нам гуманоидных ксеносов хватает, тем более фурри, и так таяр слишком много


#6

Почему люди за сто тысяч лет изобрели свои перчатки, а олени за миллион сто тысяч лет вынуждены пользоваться человеческими?


#7

Потому что я ленивая жопа. А, нет, там написано, что играбельные олени не берут с собой свои технологии на человеческие станции.


#8

Опять гуманоиды, опять основанные на животных с Земли и опять апострофы почти везде. Вам не надоело? Придумайте уже что-нибудь реально инородное, например, сверхразумные колобки из металлической плоти с титановым скелетом, которые общаются с помощью звуков, которые люди не слышат. Или, например, восьмилапые ксеносы с туловищем в форме буквы S, с чешуёй из уплотнённой слизи.


#9

Ну там каркас статей слизан с википедии… Да и реализовать это будет нереально сложно. Сам отказался от некоторых концепций на стадии разработки. Как говориться, сказать легко, а заставить себя сесть и придумать что-то крутое (и не просто придумать, а создать полноценный лор) уже сложнее. Если хочешь, напиши мне в личку, как ты бы хотел улучшить моё детище.


#10

Довольно интересная раса и расписано всё хорошо. А то, что там некоторые недовольно шмыгают носом по поводу гуманоидов… Я не уверен, что они хотя бы пытались написать что-либо сами. Ведь тогда, они бы столкнулись с множеством проблем с “уникальными” и “непохожими ни на что” расами.

Как один из главных ксенофобов, официально заявляю, что хотел бы иметь возможность подразнить этих проклятых, понаехавших оленей))


#11

Достойно. Но, имхо, расширение лора — это, прежде всего, углубление и конкретизация уже существующего материала. Новые расы кидай в Идеи.

Котелок варит — дополняй сведения о таяран, скреллах, унатхах, людях: неизвестные, но интересные моменты из истории, научные открытия, войны, в конце концов. Или космические сказки, чтобы было о чем в баре поболтать.


#12

А мне понравилось. В теории раса хорошо впишется в игру и в принципе добавит разнообразия. Мне было бы интересно отыграть такое. Хотя тут возникает вопрос в том плане, что не совсем понятна причина их интеграции на станцию. Если они разморозились относительно недавно (Возможно неправильно понял), то это означает что они почти ничего не помнят из своей професии, как они будут работать на станции? Раса ассистентов? Но это детали которые, я так понимаю, исправятся или допишутся в будущем (А может это действительно проблема с моей стороны), так что… в целом мне нравится.
P.S. Тут уже поднимался вопрос “Ачиридная гуманоедная раса”. Гуманоиды на удивление практичны. Шанс того что ксеносы с другого мира будут именно что гуманоидами довольно высок, а требовать чего-то нового, нестандартного, это уже отличия ради отличий и такое не нужно (Да и со стороны механа реализовать будет очень сложно).


#13

Таяры - респрайт хумана. Унати - респрайт хумана. Ну вы поняли. Зачем ещё добавлять, у нас не воре стейшн


#14

Если они лишь респрайт хумана то зачем ты писал квенту на тяару-РД, почему так злился когда узнал, что таяр-РД запретят механом? Зачем тогда вообще люди играют именно на них?


#15

Насамомделе™, наиболее оригинальные ксеносов - Диона и СПУ. А скрелл-унатх-таяры действительно респрайт хуманов с небольшими изменениями. Ещё больше цветных хуманов нам не надо.

P.S. Боюсь неправильно понять, что значит

Эволюция привела их к тому, что тела настроены на полное отражение полученного урона или его избежание,

#16
Пояснение

Возможно, я как-то хреново описал этот момент, но попытался. Суть: из-за того, что уровень квалификации оленей невероятно высок, отыгрывающему придётся быть ультра потным СС-задротом, чтобы передать это, либо безбожно манчкинить. Это нехорошо. Полностью лишать памяти? Нарушит целостность лора и вообще похерит весь бэк. Это тоже плохо. И вот тут всплывает золотая середина: они тупые только на год, на это им дронов в ковчег. Потом что-то типа вспоминают на второй год, а на третий (они три года уже как разморозились) какие-нибудь профессиональные навыки в зачаточном состоянии появятся. Таким образом, мы получаем гибкую квалификацию, т.к. период отходняка у всех разный.

О человеческих технологиях

На счёт управления теслой и прочими человеческими штуками? Это что-то из разряда “примитивные технологии” в учебниках истории, и олень-инженер обучается этому по ускоренному курсу до устройства на станции. Вроде логично.

[/size]


Пояснение

[size=small]

Здесь бас-гитарист вышел в соло и у меня криво пошли пальцы по клавиатуре. Это значит у них “сигнальная система беги, а если не сможешь то на тебе природную броню” вкачана до пятого уровня. Действительно плохой момент…

Да, это рили обидно слышать, что твоё детище просто респрайт аутистов-онанистов…


#17

Плохо, что обидно слышать, что респрайт. Должно быть обидно, что респрайт. Критику надо учитывать и в дальнейшем таких ошибок не совершать.

СПУ и дионы - такой же респрайт. Если хотите нереспрайт, вам нужно что-то хотя бы на уровне борга или ксеноморфа, и играть за него все равно будут как за респрайт.


#18

Автор старался, автор молодец. Однако в самом бэке, в описании и в других мелких местах есть неточности, несказаности или вовсе не понятные разуму вещи.
После первого же прочтения, сразу заметил пару вещей, объяснения которым хотелось бы знать.

Окей, во-первых, расхождение в биологическом строении и месте обитания балун’кех

Чисто логически, если у тебя вместо цепких пальцев или когтей - копыта, ты не сможешь залезть на дерево. Возможно, это можно объяснить верхними конечностями, не знаю, тут ты рассказываешь.

Во-вторых,

Собсна сам метеорит. Вот ты пишешь, что технологии твоей расы были “больше величия технологий остальных рас, вместе взятых и перемноженных на два.” Однако эта великая в технологическом плане раса не может сменить орбиту метеорита или вовсе его уничтожить. Почему такие умные ребята не догадались отправить несколько нефтяников, чтобы его взорвать?

Скорей всего ты хотел найти повод, по которому балун’кех вообще решили навестить Тау и познакомиться с зоопарком на станции

Теперь только по мелким сошкам, которые особо не бросаются в глаза.

  • Например, традиционные блюда. Они описаны не как традиционные, а скорее, как черезмерно экзотические. Первое может взорваться во рту и задушить. Второе сожжет. Третье сломает все зубы. Четвертое вообще радиоактивно и убьет если съесть больше пяти грамм. У них там молекулярная кулинария? ??? И какого-то хрена его не увеличивают в порциях, хотя уровень развития дает понимание о радиации.
  • Звезда Ормена III, которая находится на расстоянии 0.5 св. лет от Тау. Слишком близко. А еще такой звезды нет я гуглил. Но то что ее нет, это не придирка, потому что так же нет С’рандарра, Мессы и Уоеоа-Еса.

Надеюсь каждому пункту найдется внятное объяснение.


#19

Ура, конструктивная критика вместо “это говно придумай не респрайт!”

На счёт копыт верно подметил. Я был в экстазе и не совсем понимал, что нёс тогда. Но, это можно обусловить тем, что эволюция, меняющая внешний облик расы (прошло много-много миллионов лет, как-никак, после переселения), просто заменила несросшиеся пластины на сросшиеся. Хм, но если добавить им обезьяньи ноги, так даже интереснее будет… И заменить “четыре массивных” на “шесть цепких” пальцев.

На счёт метеорита никакого объяснения нет, он добавлен по фану У них было 500 лет на то, чтобы придумать кучу методов уничтожения и ровно столько же раз облажаться. Кхм, попробую выкрутиться:

метеорит был НАСТОЛЬКО огромен, что мог сдвинуть орбиты близлежащих планет. То есть, его масса была ну ОЧЕНЬ большой. Поэтому газовый гигант на окраине системы “заманил” его, но не смог удерживать курс. А раса была миролюбивой, и разрабатывала вооружение только для борьбы с перекаченными гигантами-оленеедами, и мощные орбитальные кинетические гига-мега-супер-пушки, которые у них есть сейчас, не справились с работой (но это скорее тупая отмазка), да и вообще появились относительно недавно. Метеорит был из алмазов/обсидиана/бэдрока/костей Иисуса, (если что, можно дописать). В общем, огромная неубиваемая махина, которую один фиг сдвинешь, и жалкая планета СЛУЧАЙНО встала на его пути. Как-то так.

Вот про кухню у меня другое мнение. Они сами странные, раз смогли забраться на деревья с копытами, и кухня вроде тоже должна быть странной. Эквай крайне неплотный, поэтому грамм будет размером примерно с ладонь (как монтажная пена, только ещё легче). Как-никак, это были их первые блюда, потому что если описывать уж совсем традиционную пищу, то это скорее будет просто один сырой ингредиент. То есть кухня является чем-то вроде традиционного развлечения.

Звезды Ормена и правда не существует. Найти близкую к Тау Кита экзопланету (типа Росс 128 b), это сложно, да и какой-нибудь олдфаг напишет квенту с её использованием и накроется моя колония. Вообще, даты и экзопланеты - это игрушка дьявола, потому что информации о них мало, да и руки немного сковывает.