[🐊] Tennish Mos'shie

Мне понравилось гонять за ящера, поэтому хочу закрепить это дело квентой.

Квента

Лампочки гирлянды, мягко освещая окружающее пространство, тактично перемигивались между собой. Огонь медленно доедал редкие полена, лежащие в камине. Украшенная игрушками ёлка источала елеуловимый, но столь характерный запах хвои. Изогнутая барная стойка, штук шесть одноножных вытянутых табуретов, стоящих подле неё. Один из них был занят зеленовато-салатового цвета унатхом, весьма низкой, но плотной комплекции.
– “Дед-ссс, гхде моой коньякх-сс?”
– “Сейчас-сейчас” - отозвался преклонных лет стройный бармен, носящий размашистые бакенбарды и обладающий острым аккуратным носом. Морщинистое сухое лицо его источало какую-то домашнюю приветливость, а улыбка способна была убедить в надобности выпить кого угодно.
– “И гхде музыка-ссс? Вкхлющщай давай-сс, да погхромщще-ссс!”
Xplo theme - Vangers game soundtrack (after release version, 2000) - YouTube
– “Бууудьте теерпеелииивы, всеему свооёё врееемя” - сказала сидящая неподалёку скромная диона, облачённая в тёплую меховую куртку.
– “Терпеливым-ссс? Я пришшшёл-ссс ссюда бухнуть-сс и посслушшать музла-ссс. Ни тогхо-ссс, ни другхово-сс я не наблюдаю-сс!”
– “Ох уж эти унатхи…” Проворчал под нос сидящий у края стола худой парень. То был достаточно молодой человек, аккуратно обритый, с весьма большим носом, тонкими губами, тёмно-зелёными глазами и длинными, достающими до самых его плеч чёрными волосами.
– “Чщщего унаткхи-сс? Всссё унатхи-сс… О, ну накхонец-то, мой кхоньях-ссс!” - сказал Тенниш смело хряпая со стола рюмку напитка.
– “РаасПидорЕли СоБствИнуйю ПланИту!!!” - раздался звонкий голос, валяющегося где-то под стойкой бородатого мужика.
– “Ну и кхто-ссс её расспидорил-сс? Я чщщтоли-ссс? Ебучщие-сс предки, толькхо-сс разработав-ссс ядерное орушшие-сс, сссразу решшили-сс егхо опробовать-с. Опробовали-сс, процветающщий-с Могхессс превратилсся-ссс в пусстыню, по кхоторой бегхают папуасссы, убивающщие дхруг-ссс друга за воду-сс!!” - в сердцах прокричал Тенниш и, закинув в пасть перец чили, запил его очередной порцией коньяка.
– “Пееечаально” - жалобно прошелестела диона, облокачиваясь веткой о стойку.
– “Но разве война не с вмешательства Правительства Сола была развязана?” - почесал затылок молодой паренёк.
– “Да кхакое-сс вмешшательссство-ссс, чщщто за бред-сс. Это закхономерносссть-ссс!! Унаткхи-сс слишшком-сс агресссивные-ссс и всспыльщщивые-сс, чщтобы не попытатьссся-сс переебать-сс друг дхруга-с ядерными боегхоловхами-сс!”
– “Мыыы быыли на Моогесее! Таам хооорошоо, тееепло, мноого свееета. Мыы иизучаали таам рууииины. Дааавноо ээто быыло, лееет шеестнааадцать наазааад.” - мечтательно протянула диона, выливая на себя лаймовый сок.
– “Руины-сс…” - Тенниш задумчиво опустил голову.
– “Я видел однажды зверька с Могеса, маленькая такая ящерка, пёстрая, с пёрышками на голове. Вроде на Венере продавалась в какой-то лавке, уж не упомню сейчас.” - сказал бармен через плечо, настраивая медиапроигрыватель.
– “Сстокх-ссс это. Да, миленькхий-сс зверёкх, у моей бабушшки-сс такхой был…” - тяжело выдохнув, Тенниш сунул руку в сумку за ещё одним перцем.
– “А вАс иЖогА ни ХвАтит СтолХа пиРцА жРаТь?” - спросил бородатый, приподнимаясь с пола, держась при этом обеими руками за стойку.
– “Не перешшивай-сс, не хватит-ссс.” - сказал Тенниш, протягивая бармену пустой стакан.
– “Но ведь ведутся же работы по восстановлению этих самых руин. Вы в них не участвуете?” - задумчиво сказал парень, подкидывая раз за разом игральную кость и наблюдая за результатом броска.
– “Ты про этих-сс фанатикхов из почщщитателей-ссс? Чщтят-ссс они предкхов-сс, а толкху? Сделанногхо-сс не вернуть! О, Могхессс, чщто же-с сс тобой сстало…” - облокотившись о стойку Тенниш схватился за голову.
– “Страаанно…” - тихонько прошелестела диона.
– “Почщщему-с же?”
– “Выыы тоооскууеете поо прооцвеетаающеему Моогесу, нооо ниичегоо не деелаеете, дляя еегоо вооозвраащеения?”
– “Мошшет ты и права-сс…” - кивнул утвердительно унатх.

Звонкий щелчок резко раздался в баре, но казалось, что никто кроме него этого не услышал. Обернувшись, Тенниш почувствовал неладное. Окружающее пространство начало блекнуть. Медленно теряя краски, помещение бара стало исчезать.
– “Моссшшие-сс, ну гхде-сс ты там-сс?” - раздался где-то рядом женский голос на синтаунатхском.
С трудом разомкнув веки, Тенниш вырвался из объятий сна. Оперевшись руками, он приподнял туловище и занял сидячее положение. Стены его тканевой палатки парусами раздувались под напором ветра. Покинув своё спальное место, Тенниш оказался посреди пустыни. Дюны, эти огромные песчаные насыпи сплошь покрывали пейзаж до самого горизонта, на котором брезжило рассветное светило. Потянувшись, он развернулся к палатке, чтобы разобрать её.
– “Ну накхонец-то-ссс, просснулссся-сс таки.” - к нему подошла стройная фигура его спутницы в мешковатом балахоне. Плечи и шея были укутаны несколькими слоями разноцветной ткани, и из этого кокона торчала остренькая мордочка с желтоватого оттенка чешуйками. Ярко-голубые светлые глаза приветливо смотрели на него.
– “Ссейчщассс, Уосснешш, сеейщщассс” - сказал через плечо Тенниш, укладывая сложенную палатку в рюкзак.
– “Ещщё не многхо-сс оссталосссь, меньшше-ссс дня идти-сс” - сказала Эш, пробегая мимо него в сторону восходящей Уеоа-Еса.
Закинув рюкзак на плечо, Тенниш двинулся следом.
За небольшой насыпью их ожидали две греющиеся на солнце огромные сине-серые саламандры. Массивные и широкие, слегка приплюснутые туловища обоих рептилий были на половину погружены в песок, а короткие и мощные лапы вытянуты. Узкие зрачки огромных глазниц с интересом смотрели на подходящих к ним спутников. Горделиво щёлкнув гортанью, один из сиссаликов запросил пищи, получив в ответ моток сушёных трав, мягко квакнул. Погрузив поклажу на своего ездового геккона, Тенниш, ухватившись за поводья рукой, резким прыжком оседлал своего Шэпсишра и, закинув ногу в стремя, наклонил туловище, упёршись грудью в широкий позвоночник рептилии.
– “Полетели-сс” - прошептал он на ухо сиссалику, отпуская понемногу вожжи. И он полетел. Разгребая песочные навалы мощными перепончатыми лапами, приземистая рептилия помчала по бескрайней пустыне, оставляя после себя лишь небольшой желобок, остающийся от трущегося по песку туловища.
– “Нассс подошшдите-сс!” - услышал Тенниш позади себя возглас Эш, и, притянув вожжи к себе, резко развернул чуткую ящерицу, вздыбив тем самым в воздух навесу пыли и песка.

Светило было уже в зените, когда они домчали до интересующего их места. Таинственно и горделиво выступили перед ними жалкие осколки некогда великой цивилизации. Старинной мудростью веяло от этих массивных расписных мраморных пластин, что столетиями покоились под слоями песка и пыли.
– “Вот-сс мы и прибыли-сс” - сказала Эш, покидая седло своего сиссалика. Тенниш решил повременить, и, внимательно прислушался. Елеуловимый звон стоял в воздухе. Припустив вожжи, Тенниш заехал на насыпь и внимательно вгляделся в располагающиеся под ногами древние руины.
– “Здессь ещщё никхого-сс не было. Мошшет-ссс найдём чщщто-сс-нибудь” - Эш подошла к Шэпсиршу и, положив одну руку на его морду, второй интенсивно зачесала подбородок огромной рептилии. Покинув седло, Тенниш занялся разгрузкой поклажи. Непроизвольно взглянув на сухую веточку, прикреплённую им к рюкзаку в качестве талисмана, он вспомнил свой сон. С того рокового разговора в баре началась его археологическая деятельность, мысли о словах дионы не покидали до сих пор. Сам Тенниш был рождён на Марсе, а на Могесе бывал только вместе со своими родителями, что были известными торговцами, летавшими туда по делам купли-продажи. Он повзрослел, выучился на учёного, родители обеспечили его местом в передовых корпорациях вселенной, но. Что-то изменилось в тот день, в том баре, он почувствовал некий зов, увидел в глазницах той дионы тот пробирающий до глубины души укор. Разорвав все контракты он в тот же день полетел на Могес. Родители были сильно недовольны его решением, потому Тенниш был лишён большей части своих средств. Вступив в одно из полярных сообществ веры “Плодородных Огней”, хоть сам он никаких вер не разделял, он занялся изучением окрестных руин. Вот уже на протяжении двух лет он работает над изучением энергореакторов древних, по кускам собирая двигатели и аккумуляторы, чьи части хаотично разбросаны по древним руинам.

Тряхнув головой, Тенниш оглянулся. Огромная площадка, расчищенная ими не без помощи сиссаликов, должна была стать отправной точкой в изучении погребённого под песком строения. Дальше следовало лишь найти вход и начать непосредственные раскопки. Аккуратно пробуя поверхность лопатой, Эш пыталась определить, в каком месте твёрдый мрамор меняется рыхлым песчанником. Шаг, проба, шаг, проба. В какой-то момент почва под её ногами зашевелилась и песок развёргся тёмной бездной, с тихим шипением захватившей спутницу.
– “Уосснеш! Всссё в порядкхе-сс?” - схватив верёвку, Тенниш подбежал к краю аккуратной, квадратной формы ямы.
– “Дааа! Сспускхайсся сскорее!”
Выхватив из-за спины пару колышек, он молотком намертво засадил их в глубь песчанной почвы. Намотав верёвки, завязал узел и, кинув вниз, спустился по ней, держа при этом фонарик в зубах. Внутреннее убранство выглядело на удивление нетронутым. Видимо здесь действительно ещё никого не было. По углам стояла пара обесточенных запылённых мониторов-компьютеров. Тумба, на ней стариннейшая модель магнитофона, какую и в музее не увидишь. Поведя ухом Тенниш насторожился сильнее – звон не только не прекратился, но усилился.
– “Ссюда!” - в тёмном проходе резко показалась фигура Эш. Проследовав за ней Тенниш обнаружил нечто. То был целый, работающий аккумулятор древних. Несколько массивных мотков проводов были подсоединены к устройству с боку от массивного пьедестала, на котором располагались несколько катушек и закреплённый между ними стержень неизвестного вещества. Ток, всё ещё бегающий по круговым катушкам, вызывал лёгкий диссонанс окружающей среды, от чего лёгкая рябь и звон отдавались в воздух.
– “Здессь нушшно-ссс прибратьсся-с. И позвать-с Сслахшшшара. Да он нам-сс не поверит!” - сказав это, Тенниш задумчиво почесал подбородок.

Давай, напиши заветное слово на букофку “О” и я уйду спатки.

1 симпатия

Крута!

Отпугивает только ящерский шшшипягхщщий акцент на Синта’унати, всё таки ящеры на своём родном ssi ssseeki языке говорят, а не на общем стандартном, поэтому оно странно выглядело.

Да и странно выглядит, я видел унатхов на Исходусе которые на своём родном языке говорили с такими же речевыми отклонениями, как и на общем языке, отчего оно смешно выглядит, но можно сослать на региональные акценты хотя бы


Отдельно по персонажу ящерику – ну вот устроило как бы, вот. Мне нечего добавить.


Отдельно по написанию – я так понимаю была попытка дать пару деталей, вроде клички сиссалику, более детального описания бармена и его улыбки (да вообще вся беседа в баре прям ультра-мощно запомнилась ящеру), про стока, который был у бабушки ящерика, и подобное…

Некоторые моменты действительно приятны, а некоторые не совсем получились, и по итогу осталось впечатление “а зачем эту информацию в итоге дали…?”.

Ну и наконец мне кажется что закончилось оно резко как-то… Но про ящерика ты успел скормить инфу нужную, это да!


В общем, Тапор- ого нихуя ты охуел

Ладно держи :lizard:

Вот.

Держи.

Is for you.

Нет я не напишу заветное слово на О

4 симпатии

Да, концовку, возможно, перепишу и продолжу. Если настроение будет. Хочеца чего-нибудь Индиана Джоновского захерачить туда.

1 симпатия