[Таяра], Ramsha Tairyt

  1. MamedGyseinov, FraiKeLFeL(старый акк)
  2. Хочется поиграть дружелюбным существом.
Подростковый период

Рамша родился в семье рыбаков на Полуострове Ми’хри. Излюбленное место его прогулок — Раковúна Ми’хеля, на рифах которой возводились рыбацкие хижины. Как и все поколения его семьи, Тайрут знает в лицо множество живших в этих местах рыболовов. Среди них попадаются таяры, которых он еще мальчиком встретил на Ми’хеле — словно исчезнув, они появились вновь, как когда- то в годы его детства. Воображает себя одним из них, вспоминает юность, рыбную ловлю и другие давно забытые встречи. Иногда его мать рассказывает, как юным он — ему было тогда двенадцать лет — возвращался к истоку Раковúны в поселок Мта’цмин. Иногда она рассказывает о жизни земледельцев, а потом — истории, сочиненные ею самой. Рамша знает много сказаний и легенд об острове. Их много лет передают между друг другом, но сам никогда не рассказывал этих преданий. Когда юноша рос, у него часто возникали сомнения — верил ли он сам в существование того или иного мифа. Постепенно его сомнения рассеялись, и Таяран понял, что ничего такого никогда не происходило, что на самом деле этого не было и в помине. Странным было другое: ему казалось, что вместе с исчезновением этой легенды исчезла жизнь на равнине. Как это возможно — ведь Ми’хель на этом острове всегда был? Он делает такое заключение, основываясь на том, что каждый раз, когда думает об этом, в памяти всплывает что- то очень древнее. Постепенно Рамша научился не задумываться о том, что все это только тени воспоминаний, и перестал думать об этом вообще, переключившись на другие дела.

Как и большинство его сверстников, Тайрут видел почти то же, что и другие. Правда, одно отличие оказалось наиболее важным. Благодаря Средоточию Мудрости, в голове у Таяры складывался новый мир — такой, какой он хотел видеть, вселенная, в которой ему не придется смотреть в узкую щель на окружавшую его тесноту. Именно это обстоятельство и определило жизненную судьбу. Теперь, когда неясные еще инстинкты толкали его в одну сторону, а разум говорил, что идти надо совсем в другую, он делал выбор в пользу, как Тайруту казалось, более верной дороги. Понимание этого придавало Рамше храбрости, поэтому его почти не пугали дурные предчувствия. Изредка он пугался, но больше не любил думать о дурном. Работа, которая обеспечивала пропитание, позволяла жить спокойно.

И вот однажды ему в голову пришла мысль, которая удержала его от падения в бездну отчаяния. У Тайрута не было друзей, но, оказавшись в толпе, он сразу же узнал девушку, которая привлекла его внимание. Увидев ее еще раз, Таяран попытался подойти к ней, чтобы узнать, кто она, но всякий раз, когда его взгляд падал на лицо, не мог произнести ни слова, словно боясь, что голос выдаст его слабость. Тогда юноша подошел к ней вплотную.

К удивлению, девушка не испугалась и не отшатнулась от него. С любопытством уставившись на Рамшу, в ее глазах светилось любопытство, смешанное с изумлением. И наконец она спросила:

-А что ты здесь делаешь? Как тебя зовут?

Таяра молчал. Тогда девонька сказала:

– Она поняла, ты не здешний. Ты рришел сюда прр-росто так, чтобы поглядеть на нее. Прравда? Тебя зовут Тайрр-рут?

– Да, - ответил юноша. – А как вас называть?

– Ее зовут… - начав говорить, вдруг на лице отразилось недоумение, и девушка возразила: – Нет, нет. Она не может сказать. Ты можешь ей помочь, только если дашь честное слово, что никому об этом не скажешь.

– Тайр-рут дает тебе честное слово, - ответил Таяра. – Клянется.

– Слушай ее внимательно, Тайррут. Она сегодня видела сон, очень странный и не понимает, почему у нее появилось такое чувство, что ты должен ее спасти. Это прросто пр-редчувствие, что Тайр-рут действительно сможет ей помочь. Понимаю, что это звучит глупо, но ничего другого нельзя сказать, она не знает, в чем дело. В этом сне она совсем не увер-рена, но у нее такое чувство, будто знает тебя.

– Он не может помочь, - ответил Таяран. – Его путь вел не к тебе, а к иному миру. Это важно? Ты чувствуешь, что Тайр-рут тебя знает? Но откуда? Ему кажется, он не знаком с тобой. Быть может, мы где- то встрр-речались? Что значит, что он должен тебе помочь? А еще что- то чувствуешь? Кажется, ты не хочешь ему говоррить. – Да, - сказала девушка. – Прр-равильно. Она понимает. Но р-раз у нас есть это влечение, то она не может тебе сказать, в чем оно состоит. Это обычное чувство. Мы прр-росто мыслим одинаково.

Наверно, это и есть что- то настоящее. Знаешь, почему она боится того, что может тебе откр-рыться? Тогда потерр-ряет себя. То, что уже знает, исчезнет. То, что может откррыть, будет больше напоминать ее тень. И когда она поймет, что не может больше этого скр-рывать, тоже исчезнет. Так что давай уж просто помолчим. Хорошо? Просто помолчим и посмотррим, что получится? Ведь поговор-рить никогда не поздно. Она улыбнулась и накрыла его руки своими.
Рамша ничего не сказал, только поглядел на нее и кивнул. Он не знал, что именно ему предстоит узнать. К этой минуте был готов не меньше, чем к встрече с ней.

Всю свою жизнь Тайрут искал смысл – и добился этого. Он увидел, что это означает. Вернее, не увидел, а вообразил – потому что она была единственной, кто видел. Не каждый в это поверит, потому что словами выразить такое сложно. Но, как было сказано в одной книге, главный вопрос философии – как и главный вопрос жизни – в том, как трудно найти ответ. А найти его можно, только прожив столько жизней, сколько каждый из нас успел. Может быть, размышлял Рамша, это и есть та самая кривая высшего откровения, которую он ищет всю свою жизнь? Может, вся эта кругосветка в пространстве и времени – просто бессознательная попытка подтвердить, что он и впрямь выбрал свое место в этом мире? Думал, что если все действительно есть, то сам вопрос и есть ответ. Если это истина, то кто он такой, чтобы ее отрицать? Если это просто жизнь, то она, как говорил его дед, «любовь вся впереди». Главное – не утонуть. Главное – вынырнуть. Самое важное – принять все это… С этим вопросом ему приходилось справляться еще не один раз. И со многими другими. Рамша видел удивительную красоту жизни. Видел такую же красоту смерти – и его все время окружали только смерть и жизнь. Больше всего ему нравилось то, что эти два противоречия никогда не умирают одновременно. Смерть может прийти в любой момент – и не показаться. А жизнь всегда здесь – и всегда там. Тайрут никогда не знал точно, что происходит между этими двумя сферами его существования. Замечал только, что жизнь по- другому устроена, что смерть – это просто умирание, которое все равно остается смертью, просто моментальным. Но Рамша уже не задавал никаких вопросов – он просто жил. Жизнь казалась такой прекрасной, что никаких задач не возникало, как не возникает вопроса, почему небо голубое, а трава зеленая. Знал, что у жизни нет времени. Нет начала и конца, как у смерти нет входа и выхода. И он просто живет, делая свой выбор каждый миг. Вот это и называлось жизнью. И в этом состояло все. Остальное для него просто не существовало. Потому что все остальное – просто сон. Но этот сон не мог длиться вечно – и каждый следующий момент приближал его к смерти. А любой ближайший миг был уже не концом, а началом нового сна.

Буду рад услышать недочеты и поправки, которые, конечно, исправлю.

1 симпатия

Мило в целом, из недочётов то, что самка) она говорит от первого лица – “я” проскакивает периодически, а я не понимаю, почему проскакивает.

1 симпатия

а что теперь таярам нельзя друг с другом говорить я?

Таяру всего за 30к минуток дают ._.

*Важно, что Таяран, выросшие на Адомае, как правило, разговаривают в третьем лице. Если Таяра разговаривает с вами от первого лица, это значит, что он/она расценивает вас, как хорошего друга, близкого человека или пытается флиртовать. Однако, вследствие стресса, который часто проявляется при работе на космических станциях и объектах, Таяра может оговориться и начать разговор от первого лица.

Пример традиционной речи: «Мир-ррези(или Он) закончил рработать». *

Это я знаю. Здесь довольно интимная ситуация, но он/она возвелись в абсолют. Имхо.

Твоё везение, что я заметил
ну начнём
(-) очень короткая квента
(-) чрезмерное повторение названий, аж больно становится
(+) видно, что хотяб вики пролистал глазами, что хорошо
(+) Вроде, если я не слепой, всё-таки все произношения соблюдены, так-что сойдёт. Плюс хоть капля в попытку раскрытия персонажа присутствовала
(-)(-)(+)(+) Очень спорна квента, очень, без каких-то дополнительных факторов врядли убедит давать хвост

1 симпатия
Нет. Ты не можешь просто взять и вырезать местоимения.

По тексту можно заметить, что в некоторых местах имелась проблема с он/она, и борьба с тавтологией — это конечно гуд, вот только удаление их как таковых, делает твоё повествование ещё более бессвязным. От части, было немного забавно наблюдать затем как ты, сам загоняя себя в рамки, так и не смог найти из них выход. Умалчивание имени героини рассказа поставило тебя перед выбором… и ты явно сделал не лучший выбор.

2

Так вот. Текст выглядит крайне несвязно. По мере повествования в глаза то и дело бьют отдельные его куски.


> И вот однажды ему в голову пришла мысль, которая удержала его от падения в бездну отчаяния. У Тайрута не было друзей, но, оказавшись в толпе, он сразу же узнал девушку самку, которая привлекла его внимание

Какая мысль?

imgonline-com-ua-resize-usap1kvwprxd7


> узнал девушку самку

Какая самка?

imgonline-com-ua-resize-usap1kvwprxd7


Что вообще происходит? (а дальше происходить типикал аниме с псевдофилософией, но это детали) И вот таких вот вопросов по ходу повествования набирается достаточно много. Возможно, тут мне следовало бы удариться в конкретику, но, пожалуй, пока не стану.

А вообще это просто затронутые рассказчиком философские темы, представления о жизни и смерти, любовь (?) недостижимы для понимания скудному уму ксеновизора.

Мысль, что удержала его от глубокого разочарования, это я и называю бездной отчаяния. Ты спрашиваешь какая же мысль? Да вот же она прямо в тексте. Предложения связаны друг с другом. У него не было друзей, из за этого он чуть ли не впал в печаль и уныние. А мысль - это нечто иное, как девушка, показавшаяся ему в толпе.
“Узнал девушку” синонимично, как “увидел”, нашел

Не хотелось бы зацикливаться на одном моменте с «мыслью», но раз уж начали. Как бы так сказать. Это не интуитивно.

Первый абзац. Упоминание геолокации, затрагивание внутреннего мира ГГ? Как я понимаю, это в нём подразумевалось? Почему развеянные сомнения оказали такое большое влияние на жизненные взгляды персонажа. Ещё пару предложений выше прослеживалось полное безразличие ко всем этим народным сказаниям, а тут он уже потерял частичку себя? Ну или же я просто не верно интерпретировал происходящие умозаключения в конце.

Второй абзац. С начала речь заходит о мировоззрении твоего кота, плавно переходя к его внутренним загонам. Не пугался, но на самом деле пугался, но пугался не много, идём дальше.

Нам подают мысль, к которой однажды пришёл главный герой. Затем открывается, что наш кот (утрирую)

Screenshot_1288

и не так-то всё в его жизни хорошо. Потом оказывается, что это была вообще не мысль, а образ и т.д.

Что ещё хотелось бы сказать. Сложные речевые конструкции - это круто. Круто, когда они правильно составлены и работают. К сожалению, тут я не могу такое отметить.

Ну и абстрактная встреча абстрактного кота в абстрактном мире. Такое.

1 симпатия