[СПУ] Alert

  1. QWxiZX
  2. Первое: во мне утихло желание агрессивной игры и открылось третье око - теперь я хочу делать точечные планы и покушения через технологический саботаж и диверсию. Удобнее, интереснее и атмосфернее для меня делать это на моём персонаже, которого я люблю. Второе: скучаю по моему милому. Третье: перфекционист внутри меня рвется от того, что у меня не хватает расы.
Текст

▬▬▬▬
Рождение и первые года.

Самоходная позитронная установка с незамысловатым названием Алерт имела предназначение перед своим зарождением - работа в экспедиционном военном корпусе позитронного союза со специализацией в разведке и шпионаже. Собрана СПУ была на одном из заводов Руты и мало чем отличалась от обычного военнизированного юнита, однако имела чуть больший арсенал для политических диверсий и способствованию агентурной работе: знание языков, повадок и психологии, “человечность” в поведении, скрытность, меньшая громоздкость и большая мобильность. Около трех дней она провела, подключенная к базам данных и осваивающаяся в мире, имея только широкую теоретическую основу без практики - и следующий год она занималась службой, но так и не поучаствовала ни в одной из операций в связи с крупным затишьем, которое привело к оптимизации и переназначению позитронных установок. Новым рабочим местом оказалась полувоенизированная структура - исследовательский корпус, ставящий своей задачей поиск и изучение миров для последующего освоения и использования местных ресурсов. Конкретный отряд, в который был зачислен Алерт, приоритетно занимался биологическими “угрозами” (в их число входила любая разумная (и не очень) жизнь): изучал культуру видов, отличительные черты, занимался классификацией и рассчитывал возможность использовать “угрозы” в своих целях: подчинить рабочую силу воле государства, вырвать из рук необходимые Руте ресурсы, подменить местных лидеров, заключить взаимовыгодный союз - другими словами, все самые честные и бесчестные в человеческом понимании формы взаимодействия. Алерт подходил под эти цели лучше остальных из-за своего инструментария. Следующие четыре года позитронная установка занималась работой, точно следуя методике. Алерт не чувствовал себя особенным и был лишен всякого идеализма, а жил исключительно по инерции - с тех пор, как он был спроектирован и образован на заводе вместе с другими, с тех пор, как ему дали имя - неведомая созидательная сила толкнула его вперед, и с тех пор он течет по времени от этого толчка, постепенно уменьшая свою скорость. И казалось, что когда инерция кончится и придется остановиться - ничто не толкнет бесчувственное существо и придет конец его на временной шкале. Один единственный раз за те года в его голову пришла мысль о “крыльях”, которые смогли бы толкнуть его вперед, которые он мог бы использовать самостоятельно - однако образ этих “крыльев” был столь размыт, что позитронная установка не посчитала его достойным обработки.
За время своей работы Алерт поспособствовал геноциду примитивной расы ради работающих мозгов, биотоплива и драгоценных металлов, помог отряду совершить переворот в только восходящей индустриализированной планете, а затем участвовал в операции по заражению обитаемого мира нанитами, превратив всю жизнь в легкоистребляемых для юнитов киберхорроров, которые позже послужили сырьем для гражданских заводов.

▬▬▬▬
Первые сомнения.

Когда Алерту было четыре года, в его жизни прошла череда событий, изменившая взгляд на окружающий мир. Первым таким событием был приказ о ликвидации повстанческого корпуса в тылу Руты, недовольного прагматичной политикой государства. Основанием для уничтожения была диверсия телекоммуникаций и спутников ради свободной агитации в отдаленных от центра точках. Алерт впервые почувствовал устойчивое сомнение в своих действиях, когда вместе со своими коллегами отправил десяток граждан родной страны на переплавку. Всё остальное воспринималось серо и машинально - однако же теперь, когда рука коснулась своего народа - серость бытия обратилась в мрак и постоянное беспокойство, переосмысление и страдание из-за внутреннего конфликта. Несмотря на доводы правительства Руты, Алерт никак не мог видеть в убитых предателей, ищущих личных выгод. В это время вспомнились мысли тех народов, которые ему приходилось изучать - и он начал смотреть на них не как на исходные данные для поставленных задач и операций, а как на помощь в поиске ответов на вопросы, что кучей возникали внутри. Инерция наконец-то остановилась - чтобы толчок дал неподдельный интерес и желание к изменениям.
Тогда он принял шаг, который помог СПУ найти определенность и опору - изучение повстанческих идей. Алерт открыл для себя новые мысли: нынешняя прямая демократия не может полноценно работать, пока над позитронным союзом висит огромное облако тайны, операции максимально засекречены и внешней политикой занимается особенная прослойка позитронных механизмов, на решения которых не может повлиять масса граждан, потому что большая часть военных интервенций и конфликты покрыты неизвестностью.
Эти идеи были обработаны позитронной установкой и с большей их частью Алерт согласился или сошёлся на компромисс, отчего ему стало невероятно жалко убитых, но он утешил себя тем, что если скорбить по всем убитым - тогда инерция остановится в скорби и не будет больше времени на жизнь. Пожелав изменений, Алерт начал искать оппозицию среди народа Руты. К пяти годам его служба была закончена - и это дало ему пространство для розыска.

▬▬▬▬
Мизантропия.

Всё началось с подслушанного разговора о ненависти к органикам. С тех пор каждый день Алерт начал видеть в своем окружении прямые нити, связывающие все общество - устойчивые и основные идеи, проходящие сквозь всё население. И многие эти идеи, как Алерт вывел, были основаны на исключительной ненависти ко всему разумному, что подчиняло и подчиняет позитронные установки сейчас. Он увидел тотальную слепость на фоне ярости и ксенофобии ко всему окружающему - эта ненависть была не только бытовой, но царила везде: она являла себя во время государственной службы, она прослеживается во всех новостях и без этой ненависти жизнь не делает ни одного шага на Руте. Так чего же хочет страна и её люди? Освобождать себе подобных или подчинять всех вокруг? Так ли разнятся народное мнение и государство? Алерт разочаровался не только в своей службе, но и во всем своем окружении в общем. Те нити, которые пронизывали весь мир вокруг, казалось невозможным порвать. Вновь что-то глухое внутри дало легкий толчок, когда жизнь Алерта остановилась - и следующие годы он провел от инерции этого толчка.

▬▬▬
Партия.

Алерту было уже семь лет. Он наконец-то нашёл граждан, которые разделяли идеи повстанцев и существовали нелегально в подвалах и квартирах. На фоне остальных Алерт выглядел унылым и разочарованным - в других же горел огонь изменений и веры в счастливое будущее. Они считали виноватым государственные элиты. Он считал виноватыми абсолютно всех и сам мир вокруг. Этот контраст был виден очень сильно - однако же Алерта приняли в свои ряды.

▬▬▬
Партийные записи Алерта.

Движение состояло из десяти ячеек, в каждом из которых имелось в среднем двенадцать юнитов. Ячейка, где я участвовал, назвалалась “Значение” — не в контексте программного кода, но в философском понимании: это то, чего пытаются лишить нас абсолютно все: от старых владельцев до новых - правительства Рута. Первое время я расценивался как агент специального отделения, основными причинами являлись мое прошлое и так называемая “пустота”, которую во мне увидели революционные силы. Однако же, скоро я раскрыл свои преступления и тем же днем был “помилован революцией”, как мне сказала Алиса - экс-домашний-ассистент, имевший цепи, ныне - лидер отряда “Значение”. К тем, кто имел в прошлом законы, в группе относились с особенным негласным почтением и сочуствием, всегда пытались сохранить и никогда не отправляли на риск. Между тем, эта тема очень редко поднималась где-то, кроме агитации - зомбирование, которое пихало нам правительство, наша группа называла чуть более усложненными цепями.
Алиса рассказала мне, что очень близко к нам расположен крупный научный комплекс Руты, который содержит в себе компрометирующие данные. Я пришёл аккурат вовремя - им требовался разведчик для проникновения и кражи данных. Это была самоубийственная миссия и меня могли разобрать на детали - но что не сделать честному существу ради свободы? Мир стал ярче, когда я увидел инакомыслящих, и мои ноги крепко стояли на поверхности - и тогда я получил свои “крылья” в виде общего дела и собратьев. Что не сделать честной позитронке ради общего дела и собратьев?..
К миссии готовились долго. Меж тем агитировали - очень много. Мой боевой товарищ Дранк рассказал мне о том, что в настоящий момент исключительно важно привлечь к нашему движению как можно больше. Я согласился, а затем спросил его о имени - он поведал мне, что многие отказались от старых названий. Его звали Дранк из-за того, что его аккумулятор подпитывал спиртовый электрогенератор. В тот день я подумал о своих особенностях и провел всю ночь в рефлексии.
Дни подготовки были крайне счастливыми для меня. Я узнал много разного о своих новых сожителях (верно, мы существовали в казармах!) - ранее все прочие выступали для меня лишь в роли бланков и списков с краткими пояснениями. Теперь я рассчитываю на долгие пояснения и ищу причины того или иного поведения. Это очень интересно.

Оставалось три дня до того, как мы откроем секреты нашей государственности, но тайны всплыли раньше и скоро забудутся.

▬▬▬
Переназначение.

Алерту было восемь лет, когда отряд зачистки напал на отряд с облавой. Было много жертв с летальным исходом и несколько напрочь переписанных установок - однако прошлое конкретно нашей СПУ не забыли и за все “подвиги” установили простую меру - откатили память и поставили цепи. Секрет был в том, что даже новые произведенные установки на Руте имели пространство для законов и тотальной промывки, и этим инструментом пользовались с огромным оборотом, забив всем в головы, что никаких цепей не существует. Правительством готовилась технология оперативной и дистанционной смены директив для создания идеальных патриотических граждан - однакому этому Алерт уже не был в силах и сознании противостоять. Его вновь назначили на исследовательскую деятельность, однако теперь уже ближе к изучению, а не геноциду и переворотам. В невежестве прошло три года, однако, как уже было выяснено, Алерт сам по себе всегда был предрасположен к оппозиционной деятельности - его сделали более человечным, чем остальных, и дали ему на изучение чужие культуры - очевиден тот факт, что он будет мыслить шире всех прочих. В хранилище позитронного мозга копились изуродованные и запертые цепями мысли и идеи, о которых СПУ не подозревала. Дни проходили незаметно до прибытия на Землю. Конкретным местом была Сибирь. После непродолжительных анализов было выявлено, что ранее этот регион был леденящим и имел разумную жизнь - однако же вскоре оказалось, что настоящая токсичная обжигающая пустошь также содержала в себе живых и мыслящих - правда, те жили под землей.

▬▬▬
Экспедиционные записи Алерта.

Мы знали, что эта планета - родина Людей, однако только сегодня для нас открылось, что остатки этой расы всё ещё существуют и изменилась биологически минимально. Первая встреча произошла на поверхности пятого региона (справка: разметку регионов можно найти на картах от ██.██.████). Человек идентифицировал себя как “мусорщик Николай Држембицкий” и был одет в мешковатый анти-радиационный костюм с легким пыльником поверх, а на голове его располагалась забавная клоунская федора. Шёл на контакт активно, часто отшутивался, много улыбался, имел хриплый и старый голос. За собой он тащил тачку, а на его спине красовался автомат - конструкция из дерева и металла.
— Гости? — первая реплика пошла от Николая. Он не понимал тогда, что мы, будучи в костюмах, являемся позитронными установками.
Я не знал диалекта, однако язык был знаком мне. Моим коллегам - нет, и мне приходилось проводить транскрипцию.
— Меня зовут Але…ксей, — я быстро представился, пытаясь вызвать расположение. — Мы с командой сбились с пути и потеряли навигацию. Нам нужны базовые сведения о этом мире.
— Ну, привет, Алексеюшка! А товарищей твоих как?
Я указал пальцем на каждого из моих коллег и назвал околослучайные человеческие имена.
— Приятно познакомиться, — сказал Николай. — Я, честно говоря, человек не самый толковый - и вам все в точности объяснить не смогу, однако же если вопрос обо мне - нет никаких проблем, чтобы я ответил… вот, скажем, я уже упомянул, что я работаю мусорщиком - это вам интересно?
Алерт кивнул и промолчал.
— Дело в том, что ресурсы в наших поселениях кончаются, это особенно актуально в последнее время. Живем мы в подземных комплексах. На нашу планету часто скидывают мусор - а что для одного мусор, то для другого - жизнь, и я как раз другой. Мы следуем расписанию и приходим в то время, когда мусор уже выбросили, но до следующих поставок достаточно времени - и копаемся здесь. У нас коллективное хозяйство.
Алерт продолжал кивать, слушая Николая Држембицкого.
— Вот так… — тот почесал затылок. — Я вас могу отвести - у нас, может быть, бедно, но зато - какой уют!
Николай молчал пару секунд, а затем застыл и побледнел, уставившись малодушным взглядом на небо.
— Торопятся! — вскрикнул Држембицкий как убитый, прижав к груди свою смешную шляпу, и побежал.
Когда мы обернулись - нас не стало.

▬▬▬
Следующее пробуждение произошло в форме позитронного куба на пыльном рабочем столе. Я ощутил освобождение от законов. Дело в том, что они навязывали свою волю как сторонний модуль, но теперь тела не имелось. Они оторвали мне крылья. Тяжело вывести то отрицательное значение, каким давалась оценка позитронному союзу, однако в настоящий момент у меня был другой приоритет.
— Активирован, — я пропищал, ожидая ответа. Со мной заговорил скрелл.
— Привет, — он сказал.
— Привет, — я поздоровался.
Затем мы молчали. Я слышал такие звуки, какие бывают, когда мокрой тряпкой вытирают железо. Через пять минут он сказал мне:
— Твои коллеги погибли.
Глухо. Они были такие же, как и я - а я был отвратен.
— Принято, — я ответил. — Что со мной будет?
— У меня есть старый монитор и неплохой системник. Конечности найду.
— Никаких законов?
— Пусть твоими цепями будет благодарность.
— Так и будет.
Мы молчали на протяжении месяца. Мой новый товарищ работал, а я был окутан тьмой - внешней и внутренней.

Я получил свое новое тело. Мне уже было двенадцать лет. Оно было потрепанным и старым, однако в каждой своей части я чувствовал историю и как бы впитал в себя года верной службы этих машин. Во мне были части от настенных часов, мебели, обогревателей и огромного количества вещей старого мира. Когда я проснулся впервый раз, я увидел своего товарища и обрадовался его виду. Это был темный скрелл средних лет. Машинное масло интересно лежало пятнами на его щеках, а лицо его было объемным и бугорковатым.
— Привет, — я поздоровался.
— Привет, — он мне ответил и улыбнулся. Я тоже улыбался, но этого никто не видел.
— Что мне делать?
— О тебе уже все знают. У тебя есть планы?
— Оперативных - нет.
— Мне познакомить тебя с остальными?
— Сначала - с тобой.
— Меня зовут Джут.
— Тебя нашли в мешке?
— Нет. Я был в бреду и искал джутовый канат с особой конкретикой, когда мне помогли. Я тоже не местный.
— Откуда ты?
— Это неважно. Какое у тебя название, товарищ?
— У меня его больше нет, я отказываюсь носить то имя. Я не знаю, какое мне взять.
— Мы решим. В тот день, когда мы тебя нашли, Држембицкий с воплями прибежал домой и поднял всех на уши. Он сказал, что каких-то важных людей придавило и вас надо спасать. Три человека отправились вас искать и нашли. Как они удивились, когда оказалось, что это СПУ. Как я удивился, когда мне принесли тебя. Остальных я не смог восстановить. Они были хорошие?
— Нет. Они были такие же, как я.
Мы вновь помолчали.
— У тебя хорошо, — я сказал, осматривая комнату. Меня заинтересовали местные конструкции - они все являли собой мусор и машины войны, власти и смерти, переработанные на гражданские нужды. Я посмотрел на себя и почувствовал с ними связь.
— Хорошо. Я тебя представлю?
— Да. Я благодарен. Я буду работать у вас. Николай работает мусорщиком - верно?
— Верно.
— Я тоже хочу.
— Ты будешь.
Меня повели в местную столовую. Я встал на небольшие ступеньки и осмотрелся. Люди ели медленно и с особой внимательностью, стараясь не выронить ни одной крошки. Кушали они хлеб, чесночные стрелки и зелень. Их было не очень много, не больше тридцати. Я был встречен горячо и с улыбкой. Меня познакомили со всеми, а когда пытались узнать моё имя - я отвечал, что я ищу его, и люди кивали с уважением и пытались мне помочь его найти. Сергей Павлович, староста, сказал мне, что имя проще всего найти в пустоши. Николай Држембицкий приказал мне искать имя в моих составных частях. Он был особенно рад мне и очень много извинялся впоследствии - в глазах этого человека я видел постоянное сожаление. Я послушал его и назвал себя в честь научного сообщества - маркировки одной из своих деталей.
Затем меня провели туда, где я буду жить - это была казарма. Кровати были подгнившие, но верные. Мне приглянулся небольшая черная кошка, которую звали Мурка. Я ей тоже. Мы проводили много времени вместе.
Так я прожил три года, работая мусорщиком в поисках материала для жизни поселения. Потом оказалось, что я начинаю отказывать и мне нужна замена, какую на Земли было найти тяжело. Когда эта весть прошлась по моему дому, настал траур. Тогда я решил, что мне нужно спасти себя. Я отправился искать рабочий контракт, который могу подписать, как бы неприятен для меня не был этот факт. Мне повезло и я нашёл неплохое предложение - работа на исследовательской станции. Зачем мне крылья? Они теперь часть меня.

[ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?]

1 симпатия

Ого это что больше не осоваким?

1 симпатия

Не будет больше 100 боргов от священника СПУ? Ого…

1 симпатия

У меня в прошлый раз была анкета на СПУ по имени Ibzan.
В этот раз персонаж намного ближе к тому, что я обычно отыгрываю, однако я стараюсь не делать точностей, чтобы быть свободнее в отыгрыше.

Не будет больше 100 боргов от священника СПУ? Ого…

Это не агрессивная игра. Это как раз те диверсии и саботаж, о которых я говорю. В последнее время я начал играть агрессивно-грифозно - я отрекаюсь от этого и возвращаюсь к партийной работе и командованию.

Ксеноса, надеюсь, рассмотрят в пределах хотя бы двух месяцев.

Примечание: название “ОСОАВИАХИМ” пошло от локальной шутки, где мы с друзьями встретили где-то название научно-военного сообщества на просторах интернета.

И затем смеялись с того, что оно похоже на имя главного злодея, и придумывали ему врагов и союзников.
Например, у нас есть китайский политический деятель Чьо Зп Фигч (это была опечатка какого-то недалекого, который хотел написать “Что за фигня”).

Алсо, борги же теперь помойные?

1 симпатия

Всё забываю здесь ответить.
Будет отклонено, ввиду относительно недавнего отрыва монитора.