[Diona] Harmony of air

  1. Necrofil
  2. Моя попытка вернуться после отрыва веток.
    Причины очевидны: 1)Уникальность механик; 2)Уникальность отыгрыша; 3)Сама по себе концепция дионы, это отдельное удовольствие, которая проявляется буквально в каждой ситуации( Если буду все причины расписывать, то квента не вместится хД);
Это квента
  • Привет Джеймс, у меня к тебе разговор.
  • Здравствуй, что за разговор?
  • Хочу кое-что заказать. Зайти можно?
  • Да, конечно, заходи.

На этом моменте человек в белом открыл шлюз, в который вошел глава, и юная нимфа больше не слышала разговор, лишь наблюдала за тем, как ГП о чем-то бубнил на кухне. Кулинар весь нахмуренный открыл шлюз, провожая своим вниманием уходящего вдаль коридора ГП. Все еще о чем-то разговаривая сам с собой, принялся намывать большую кастрюлю. В какой-то момент он посмотрел на травянистого питомца, и в глазах повара промелькнула боль, глупая человеческая боль, за тех, кого ему жалко. Он не мог скрывать то, что не хотел этого делать, несмотря на то, что как такового выбора не имел, на секунду можно было уследить сомнение, бросить все, отказаться от просьбы ГП. Но в глубине души было ясно, что он уже не молод, другой работы у него уже не будет, для него просьба гп превратилась в предложение, от которого нельзя отказаться… Как только Джеймс проснулся от своих размышлений, он сразу же отвел печальный взгляд.

Была она еще небольшой, примерно, сто сорок сантиметров в длину. У неё было восемь лап и длинные усы, торчащие в разные стороны. На данный момент нимфа не успела похитить крови у членов экипажа, кроме ботаника, поэтому некоторое понимание того, где она находилась, у неё было. Её окружали растения, большое количество металла, мимо проходящие люди и свет.

  • Свет, свееет, больше, он так приятен, бооольше света.

Радостные мысли о довольствах столь необходимых ей постоянно заменяли одну за другой. Еще, будучи эссенцией в горшке для растений, она старалась впитывать свет от ламп настолько, сколько могло позволить себе неподвижное растение. Гуляя по обширной ботанике, невозможно было не заметить разнообразие товарищей растений, воспоминания ботаника помогали ориентироваться ей среди бананов (Звуки хонка), помидоров, кукурузы, картошки. Радость от возможности двигаться, разглядывать и подробнейшим образом изучать каждый миллиметр отсека заняли нимфу настолько, что она даже не услышала, как в отсек пошел повар.

  • Кыс кыс кыс, эмм, как вас позвать, маленькая… улитка… подойди сюда

Повар подзывал к себе существо, которое только что обратило на него внимание.

  • Здравствуйте?
  • Здравствуй! - Джеймс и догадываться не мог, что маленькая зеленая пиявка может говорить. Слово, которым он мог бы обратиться ней, все никак не приходило на ум… - Вы не заняты? Не могли бы вы стать … – Повар чуть не выдал свой замысел, - кхм… кхм… Могли бы посидеть со мной на кухне? Там довольно скучно, вы бы могли скрасить скуку своим присутствием.

Нимфа не полностью понимала, что имел в виду человек с белым фартуком и странной белой шляпе. В памяти всплыл момент о том, что она должна была вырастить помидоры для соседа по отсеку, или, кажется, это не её воспоминания…

  • Нам идти с вами? Мы не против. У вас есть свет? Свет нам необходим, нам нужно много света. – В новом месте будет больше неизвестных вещей, их необходимо будет изучить и запомнить! Не успев договорить, она заметила, что нуждающийся в помидорах медленно начал выходить из ботаники, подзывая за собой главного героя. Не думая о своем направлении, нимфа последовала.
    Разглядывание окружения похищяло все её внимание; Что она могла найти интересного в серых стенах, разноцветных экранах, бесконечно длинных коридорах уложенных плиткой, не смог бы объяснить никто на станции и за её пределами…

Восхищению от пребывания в новый отсек не было предела, обогнав Джеймса, который медленно переставлял ногу за ногой, нимфа быстро проскочила в отсек и начала тщательно осматривать каждый аппарат, который издавал новые или скорее необычные звуки, будь то микроволновка, миксер или раскаленная печь. Все так же свет обволакивал “тело”, из-за чего времяпрепровождение казалось ей по-особенному приятным.

В ходе своих увлекательных путешествий по отсеку она даже не заметила, как испила крови повара, и к ней внезапно пришло осознание того, что её ждет судьба лежать вместе с помидорами в одной тарелке. Нельзя сказать, что понимание окончания своего пути, напугало нимфу, она не могла почувствовать страх физически, однако, очевидно, что принять такой исход она не могла, столько вещей еще предстояло увидеть. Из воспоминаний ботаника она помнила, что станция невероятна по своим размерам, по сравнению с любопытной крохой; Нет, нельзя было позволить такому огромному пространству для изучения ускользнуть из её лап. Жажда познания всего вокруг хлынула в разум тайфуном мыслей, поэтому без лишних слов, в тот же миг она покинула кухню по вентиляционным трубам.

  • Темно.
  • Тесно.
  • Что-то сдавливает меня, нужно скорее выбираться.

Эти мысли преследовали её.

  • Наконец-то, свет, свобода. – Ближайшим отсеком оказался бар, давление в трубах заставило вылезти нимфу, как можно скорее. Повторяющиеся звуки звенели в голове, они не мешают, совсем не похоже на то, что делает микроволновка, нагромождение шума пыталось выстроиться в систему. Немного подумав, благодаря знаниям ботаника и повара, стало ясно, что она слышит музыку и сразу же направилась к её источнику. Только она прошла половину пути, как произошло странное событие.

  • Почему я не могу двигаться? Кажется, пол начал отдалятся? – взглянув вниз, возник вопрос среди остальных мыслей. Руки, которые держали её, не могли быть опознаны, так как тактильных «сенсоров» она не имела, искреннее непонимание продолжалось, пока не прозвучали первые слова столь неожиданной встречи.

  • Опляяя, давай, улиточка, посмотрим на тебя – сильные руки инженера продолжили поднимать зеленое существо от пола, и впереди появилось усталое лицо, на котором виднелась неловкая улыбка, - Ну эт… не скажу, что ты прямо красотка, нууууу миленькая точно! Насколько это возможно, хех…

Только попробовав крови, она поняла что происходит, почему она летает и почему инженер, который появился перед ней, уже несколько часов пытался утопить свое горе в алкоголе.

  • Мы понимаем вашу боль, пожалуйста, не пейте, так вы только вредите себе, вашему другу не поможет, если вы отравите себя алкоголем.

Невольно воспоминания людей о сочувствии друг к другу заставили солгать нимфу, конечно понять, что такое боль и почувствовать её по-настоящему было невозможным, в силу своей физиологии, но и остаться равнодушной к этому человеку было для неё непозволительно.

  • Ты уже все про меня знаешь и минуты не прошло, ну хорошо, значит улитка из цветков будет учить меня жить?
  • Мы нимфа.
  • Лимфа, блин, у меня друг погиб, мне лучше знать, что мне сейчас надо.
  • Извините, мы не хотели нагрубить вам.
  • Все в порядке, просто не надо, указывать мне, что делать. Люди не любят, когда им приказывают, мы не на войне.
  • Война?
  • Ну, кароче, когда люди, что-то не могут поделить у них возникает огромный конфликт.
  • Почему люди не могут что-то поделить?

С каждым вопросом любопытной нимфы, инженеру все тяжелее и тяжелее было подбирать слова, а с каждым выпитым стаканом все сложнее было их выговаривать. Инженер изрядно напился и в допросе с пристрастием изрядно отдохнул душой, он уже не помнил, где он и зачем, единственное, что он помнил это постоянно меняющиеся вопросы и совесть, которая не позволяла скрыть хоть крупицу информацию, будто это ребенок, который нуждается в помощи для понимания этого мира. Хватило его, конечно, ненадолго, поэтому буквально через несколько минут инженер возмущенно произнес:

  • Ладно, все, хватит, ты хочешь узнать про то, где я работаю? Пойдем, давай, давай.

После этих слов, инженер твердо отстранился от барной стойки и менее твердо пошел за своим новым зеленым гидом, который помогал тащить рюкзак инженера. Единственное, что спасло эту пару от бесконечных блужданий, это полученные с кровью инженера воспоминания о пути от бара до своего родного отсека. Благо этот маршрут очень твердо был запечатлен в памяти инженера, будто он его тренировал каждый день…

Реакция на новое помещение не заставила себя долго ждать. В этот раз все внимание заняло многообразие электроприборов различной степени сложности от раций до установок СМЕС. Отсутствие детального понимая работы устройств, поражало воображение, только лишь отрывки памяти рабочего помогали ей проводить связь между устройством и его применением. Никогда прежде у любопытного растения на станции не было такого ощущения неизвестности, как в инженерном отсеке. Желание узнать принципы работы двигателя и атмосферного отдела заставляло пребывать её там огромное количество времени. Со временем она все больше росла, следила за работой инженеров, изредка похищая их кровь, и в конечном итоге уже не могла считаться нимфой, поэтому для всех вокруг она была энт.

Работники любили, когда в их окружении находилось медленное по своей натуре растение, примерно чуть выше инженеров, которое навязчиво старалось помочь и просило рассказывать как можно больше. Из всего многообразия характеров коллег больше всего в ней проглядывалась дальновидность в желании предугадать последующие действия, в том числе работа согласно плану, доверчивость и болтливость, что в свою очередь, часто было лишь временным явлением. Но больше всех остальных черт характера, коллеги отмечали её альтруизм, потому что не было на всем протяжении её рабочего опыта такого момента, когда диона отказывала помочь, будь то мелкие хлопоты или участие в огромном проекте. Только лишь один недостаток доставлял неудобства при коммуникации – это отсутствие имени. Конечно, она пыталась ответить на постоянный вопрос об её имени, но кроме длинных описаний чего-то отдаленного, они ничего толкового не получали. Временные забавные клички от коллег хоть и немного помогали, как-то обращаться к ней, помимо простого «Диона», но надолго они не приживались, пока Энт не посетил соседний отсек…

  • Очень просторно, почему так? – прозвучал озадаченный вопрос.

  • Особая система труб, для работы с атмосферой на станции, ей необходимо много места – немного задумавшись над вопросом, ответила атмосферник Настя.

  • Различные газы под давлением постоянно проходят по длинным полым ёмкостям, пронизывающем всю станцию и циркулируют в организмах людей, для поддержания стабильной жизнедеятельности, это непревзойдённое чудо техники, мы не можем представить, как это придумали люди. Идеальная гармония природы и разума. Гармония… Анастасия, кажется, мы придумали имя, как вы и просили…

  • Да нуууу, родила наконец-то, мы все ждем уже месяц. Только не как обычно! – ответила работница газового отсека, которая уже изрядно устала от безымянности коллеги.

  • Гармония воздуха!

Повар

Не переживайте за него. Гп напиздел на него, что повар проеб диону, сделал -50% зарплата.
Там через полчаса рп рева была, потому что повар ненавидел -50% зарплата и убил гп ножом

4 симпатии

Одобрено.