[Апелляция] Leapold

0. Сервер, на котором выдано наказание

Tau Ceti Classic I

1. Время и дата события по Москве, #ID раунда, характер наказания (временный/перманентный бан)

2019-08-06 20:57 Перманентный бан.

2. Причина, указанная при выдаче наказания. В случае бана - это сообщение, отображаемое вам при попытке входа

3. Ссылаясь на какой из пунктов правил подачи апелляции, вы составляете апелляцию?

22

4. Ваши аргументы

Ну, приступим.
После перманентного бана, который я выбивал из-за своих, не скрою, детских обид на администрацию сервера, мне удалось поиграть на самых разных серверах всеми нами любимой игры, посмотреть на Ониксовское скатывание в “Экипаж VS Антагонист” и на довольно специфичное виденье игры администрации Инфинити, и не могу скрыть, всё это время я то и дело приговаривал “Да, а на Тау предмет_нейм был приятнее/привычнее/качественее” и самое главное, я смог взглянуть на то как люди играют на сервере_который_нельзя_называть, и наконец понять одну вещь, которую я всю свою жизнь никак не мог принять.

Проигрывать может быть весело, даже не так, Проигрывать Всегда Весело главное выставить перед собой ситуацию в комичном ключе. Кто-то скажет что не наблюдает во вкладке “Аргументы” собсна “Аргументов” и будет чертовски прав :peka:
Я действительно считаю что я изменил свой взгляд на то, как я должен играть.
Я уверен, что я смогу играть не сгорая на ровном месте от того, что должно вызывать улыбку.
Я готов вас убедить своей игрой, что я заслуживаю возможность играть на данном сервере.

5. Администратор, выдавший наказание.

@AndroBetel

6. Квента или история на тему станции (только для пермабанов)

Марс — планета отражающая всё величие Человечества.

Обыкновенно такое принято говорить про более близкую к светилу даму — Венеру. Летающие острова, невероятный уровень терраформинга, величественные города, будто бы сошедшие с картин величайших художников, величие в злате и мраморе, в бескрайних красотах, величие художеств и созидания, крупнейшие университеты, города с наивысшим уровнем жизни в солнечной системе, и многое-многое другое.

Но будем откровенны, в двадцать шестом веке человечеству плевать на величие в культуре, ежели оно не приносит сверхприбыли, там где на Венере высадят парк, на Марсе отстроят завод. Небольшие и уютные дома? Невыгодная дрянь, возведём небоскрёб что почти достигает сводов эко-купола, и пусть он придёт в негодность всего за десяток лет, главное, он успеет окупиться многократно.

Вы можете заметить, что это отнюдь не звучит как нечто великое, но именно это лучше всего отражает Человечество.

Расу которая смогла терраформировать планеты в сотнях и тысячах парсек от собственной колыбели, но не может залечить раны родной земли, расы что может обвинять в дискриминации, но не желать равенства, расы что пытается заглотить не просто больше чем может проглотить, а больше чем может осознать.

Тысячи и миллионы людей вовлечены в чужие игры и интриги, и каждый считает что именно он является кукловодом в этом представлении, и каждый раз оказывается что есть некто хитрее, умнее, и самое важное, осторожнее.

Правда, сколь бы человек не был осторожен, он всегда совершает ошибки, и сколь бы не был продуман план, он имеет шанс разрушиться от случайности.

И коли мы заговорили о случайностях, что способны разрушить идеально проработанный план, то давайте мы поговорим как раз об одной, такой “случайности”

Сия случайность, которую мы для большего удобства станем называть Мэттью, выбралась из маршрутного атмос-шаттла, на титанических размеров крышу склада.
Сей склад принадлежит одному из бесчисленных Марсианских предприятий, и выступает в роли площади при одном из жилых небоскрёбов, чьи жилые блоки расположены аккурат на средних этажах, достаточно высоко чтобы не требовалось задумываться о бандах, токсичных стоках и прочих прелестях нижних уровней, но и не настолько высоко чтобы открывать прекрасный вид на шпили небоскрёбов Соацеры и параллельно выжирать содержимое кошельков проживающих в сих элитных апартаментах.

Проводив “маршрутку” взглядом, Мэттью вздохнул, тяжёлая сумка давила на уставшие после целой рабочей смены в цеху плечи, а до вожделенной возможности помыться и выспаться ещё целая толпа идиотов снующих по площади и четыре сотни ступенек вниз.
Поправив сумку, герой нашего рассказа только и успел сделать шаг, как внимание привлекла вывеска, излучающая, даже на фоне никогда не спящего Марса, поразительно много света, неоновыми, или пародирующие оные, буквами складывающимися в название “Cindy Eats Cake”

Сжав бумажник в кармане, Мэттью скрипнул зубами. Сегодняшняя получка приятно грела душу, но желудок заявлял, что до дома его владелец не доживёт. Да и ведь можно же себя раз в месяц побаловать?
Ещё раз взвесив все за и против, инженер по профессии, поплёлся в сторону кафе, с единственной надеждой на то, что там подают пиво.

@@@

— Не, ну понимаешь, девятый год я впахиваю ка… Как… Как его там… Как раб, во! А на меня все плевать хотели, зарплату задерживают неделями, как жить-то?! — Бармен за стойкой понимающе покачал головой клиенту, что вновь приложился к кружке. За многие годы работы в баре, он принял за правило, что даже мнимое желание помочь, заместо агрессии к коль угодно непрезентабельным и грязным клиентам, приносит свою выгоду, и даже если не в качестве внеочередного постоянного клиента, то хотя-бы позволяет получить очко к карме.

— Да смени работу, делов-то, инженер со стажем не пропадёт ведь — Бармен пожал кибернезированными плечами, а Мэттью, ведь именно он сейчас нажирался в баре, лишь печально хмыкнул в пустую кружку.

— Ага, бегу и спотыкаюсь, ты знаешь кому здание это принадлежит? — Вяло показав рукой в сторону окна, клиент поставил пустую кружку на стойку.

— Вроде через десяток посредников, находится под крылом НаноТрейзен — Заметив недоумённый взгляд инженера, который по всей видимости, не знал подобных подробностей, бармен спокойно продолжил — Нет, не знаю.

— Эм, ну оно принадлежит ЭфСи-Транс. Я в их цеху работаю, мы шаттлы латаем. Ну там знаешь, содержать ИИ который сможет отличать дыры от метеорита, от дыр оставленных пулями в обшивке шаттла, это дороже чем нанять сотню-другую работников и платить им гроши, да предоставлять клоповник, который даже псих не купит в качестве жилья. — Мэттью задрал взгляд к потолку, надо заметить, ало-красного, как и всё в этом баре, цвета. — Уволят — останусь без крыши над головой, а там и на нижних уровнях недолго оказаться. Кстати, а кто такая Синди? — Бармен, изображающий максимальный интерес и мерно кивавший в темп рассказа, застыл в неестественном для головы, слегка задранном положении.

— Хозяйка заведения, но она редко заявляется. Тебе ещё налить? — Бармен взял пустую кружку со стойки.

— Нет, спасибо. Пойду я уже. А то я так до дома ползком буду добираться — Слегка хохотнув, Мэттью подобрал сумку, что до последнего момента, валялась на полу, небрежно опираясь на ножку табурета.

— Ну ты заходи ещё. И да, если узнаю про работу по твоему профилю — ты будешь первым кому я про неё расскажу. — Благодарно кивнув, Мэттью отправился на выход, с чётким намерением, ещё зайти в это заведение.

@@@

— Космическая станция в ебенях ещё не исследованного сектора, полного разномастных выродков и просто неквалифицированных идиотов. Ты понимаешь насколько эта работа звучит суицидально? — Полный скепсиса голос Мэттью перебивал даже музыку играющую всё в том-же алом кафе, которое в сей поздний час, а точнее, в третьем часу ночи, было что не удивительно, практически пусто.

— А мне казалось, ты согласен на любую работу. — Хитро улыбнулся человек в пиджаке, вальяжно развалившийся на диване по левую руку от бармена сего заведения. Напротив последнего сидел инженер… Вернее сказать, экс-инженер, ведь Мэттью был уволен из цеха, тремя ночами ранее.

— Любую работу которая не звучит как “убейся об стену”. Да и на кой вам вообще нужно, чтобы я устраивался на эту станцию? Уж простите, но вы совершенно точно не похожи на представителей отдела кадров НаноТрейзен. — От предложения собеседников, Мэттью хотелось сплюнуть и уйти, громко хлопнув дверью, но он прекрасно понимал, что если он откажется от этой работы, то, скорее всего, безопасный заработок с таким же количеством нулей в оплате он за всю жизнь не найдёт. Оставалось одно — набивать себе цену.

— И с чего же такой вывод? — Ехидная ухмылка, не сползающая с лица человека в пиджаке, прозванного в голове Мэттью не иначе как “Костюмчик”, уже начинала подбешивать.

— Палитра помещения не та, у них обычно всё более… Синее что-ли? — Пожав плечами экс-инженер оглянулся всё в том-же ало-красном помещении, и вернулся к расспросам — Ладно, я так и не услышал ответа, что мне нужно будет сделать для вас на этой консервной банке?
— Рад, что ты согласился. Ну что-же, задача раз плюнуть, тебе надо…

@@@

— Мэтью, твою мать, давление уже меньше тридцати килопаскалей! Где тебя носит?! — Резкий крик в ухе чуть было не заставил бегуна споткнуться о трубы на полу технического тоннеля. Очень тёмного, надо заметить, технического тоннеля. Вдоль стен были протянуты провода под напряжением, разрыв которых бы обозначал поджаренный труп, и пару отсеков без света, а тяжёлый инженерный скафандр, нисколько не способствовал ловкости и аккуратности при передвижении.

— По бабам шляюсь! — Из наушника послышался тихий мат — Выхожу в космос, ИИ, снимай болты с юго-восточного шлюза в космос, и поживее.

Гермо-дверь с ярко горящими красными индикаторами, у которой остановился Мэттью, была единственным освещённым объектом во всём техническом тоннеле, что как вена пронизывал космическую станцию с неоригинальным названием “Exodus”, на которой и находилась наша “случайность”, которой настало время стать “проблемой”

В момент, когда красные индикаторы над гермо-дверью погасли, ознаменовав разблокировку прохода. Створы раскрылись и инженер звонко ударил каблуками громоздких ботинок, активируя магниты в подошве. Он вошёл в небольшое помещение, буквально три на три метра, с огромной вентиляционной решёткой во весь пол, и задраив шлюз за собой, повернулся к створам гермо-двери с табличкой, требующей быть осторожным при выходе в невесомость. Мэттью, к своему явному негодованию, обнаружил факт блокировки гермо-двери ведущей в открытый космос.

— ИИ, немедленно разблокируй внешний шлюз! — С нескрываемым раздражением проговорил инженер в микрофон подсоединённый к гарнитуре голосовой связи.

— Запрос отклонён по причине противоречия стандартным протоколам безопасности НаноТрейзен. Используйте консоль откачки воздуха из помещения на стене справа. — Сообщение было проговорено мёртвым, синтезированным голосом, коий было сложно определить как женский, или же мужской.

— ИИ, у меня нет, блять, времени на то чтобы ждать откачки! Немедленно открывай этот ёбанный шлюз, или же, поверь мне, я разберу твой корпус и сделаю из него ящик для болтов! Открывай! — Несколько секундное затишье позволило отдышаться инженеру, прокричавшему в динамик сию тираду, и даже вселило надежду что красные лампы погаснут над шлюзом, но реальность оказалась более прозаична.

— Запрос отклонён, используйте консоль откачки воздуха из помещения на стене справа. — Оповестил всё тот же мёртвый голос.

C руганью в пустоту помещения, инженер достал из кармана на своём поясе дрель, и начал откручивать крепления пластины, выступающей в роли защитного кожуха для проводов, находящихся внутри и контролирующих состояние шлюза.

— Ну не хотите по хорошему… — , Проронил инженер, выхватывая из кармана на поясе кусачки второй рукой.

@@@
— … И почему учёный, закладывающий взрывной заряд, не может забрать эту вашу “археохерь”? — Мэттью не был удивлён незаконности предложенного предприятия, но он всё ещё сомневался в его продуманности.

— Археотех, а как думаешь, после обнаружения пропажи столь ценного объекта они не обыщут всех кто только туда входил или выходил? И тут на сцену выходишь ты, и даже если они додумаются тебя обыскать, ты уже спрячешь посылку в нужном месте, так что все взятки-гладки. — Харви, бармен, что выдал весь план, явно был на сто процентов уверен в успехе операции, и даже если бы у Мэттью получилось найти критическую ошибку, оказалось бы что у его “работодателей” всё схвачено.

— Хорошо, но вы же сами говорили что моё предыдущие место работы — это дочерняя корпорация НаноТрейзен. С чего вы вообще взяли, что они одобрят мою заявку? — Вопрос вызвал совершенно неуместную усмешку от “костюмчика” — Я сказал что-то смешное?

— Поверь мне, Мэтти, не ты один думаешь, что работа на этой консервной банке — это суицид.

@@@

— …Будем по-плохому — обрезав, с отработанным автоматизмом несколько проводов, инженер вернул инструменты по карманам и выхватил небольшой ломик из-за пояса, вогнав его зубья аккурат между двумя створами шлюза.

Лишь только между двух створ открылась небольшая щель, как вдруг резкая разгерметизация помещения чуть было не унесла инженера в бескрайнее космическое пространство, заодно полностью открывая полу-закрытые гермо-двери.

Дождавшись пока в помещении компенсируется отсутствие атмосферы, Инженер оторвал от металлической решётки на полу одну ногу, и умостил её на стене, затем вторую. От изменения положения в пространстве, голова Мэттью слегка закружилась, но превозмогая отвратительные ощущения, он тяжёлыми шагами пошёл на выход из помещения, оказываясь на внешней обшивке станции.

— Билл, я на обшивке, иду в сторону науки. Можешь объяснить, на кой хрен ты меня оторвал от починки сжигателя? — Мэттью и так знал ответ на свой вопрос. Оставалось надеяться, что Билл мог сказать не больше, чем обязан был знать.

— Да, эти яйцеголовые заигрались в очередной раз. У них там взрыв случился такой, что стены из пластали расплавило к хренам. Сами подрывники-затейники сбежать успели, пострадавших нет, но Штраусс, или как там их Директора по Исследованиям зовут, сказал, что надо вот прям ещё десять минут назад всё там починить, чтобы он со своими коллегами мог зайти в помещение и проверить что какой-то там “Образец” не пострадал. — Мэттью был рад что его “коллега” по краже не пострадал во время диверсии, но ему требовалось играть роль слепого котёнка до конца.

— И на кой хрен меня отвлекать было? У нас там все остальные что, надрались до состояния-не-стояния? — Хохотнув, инженер остановился. Завораживающие своей красотой виды были обыкновенны для открытого космоса, но привыкнуть к ним — является для многих совершенно невозможным. И вот сейчас, Мэттью восхитился видом бескрайних звёзд.

— Да, тот ассистент… Крис, вроде. Он отнёс все наши скафандры на техобслуживание науке, и судя по всему, они все и подорвались там вместе с отсеком, так что ты там не продырявься. — Любой, даже самый красивый вид становится лучше, когда узнаёшь, что всё идёт по плану. Всё что оставалось ответить инженеру, скрывая довольную интонацию в голосе это — Понял, приближаюсь к разрыву в обшивке и приступаю к ремонту.

Переступив через оплавленные края разрыва в обшивке, Мэттью вернулся обратно в вертикальное положение и стал разглядывать покрытый копотью отсек.

Стеклянные столы, от которых остались лишь битые осколки, парящие в невесомости, научное оборудование, сплавишвееся со стенами, архив, от которого осталась лужа копоти на полу, разбитая вдребезги массивная консоль и полностью целый, не считая следов копоти, ящик из неизвестного, жаростойкого материала с огромной, гермо-дверью, переживший творящийся в отсеке ад, с недюжей стойкостью, будучи прикрученный к полу и потолку.

Мэттью не успел сделать и шага в сторону цели, как на периферии зрения он заметил быстро летящий в его сторону объект. Всё что он успел сделать — это попытаться согнуться, что всё равно не спасло от того, чтобы его, вместе с напольной плиткой, примагниченной к обуви, откинуло к ближайшей стене.

@@@

Разговор подходил к своему логическому завершению. Все детали плана были подняты под сомнения и все они были обоснованы, Мэттью уж было думал попрощаться со своими “работодателями”, но вдруг молчавший в течении более чем часа “костюмчик” вновь включился в разговор.

— И учти. Самой большой твоей проблемой могут стать даже не ребята из службы безопасности со своими лазерными пушками… Они горазды только по грузчикам, недовольным закрытием бара стрелять. Твоей проблемой могут стать те, кто как и мы нацелились на археотех, и которые найдут взрыв в отсеке сигналом к действию. — В первый раз за всё время, “костюмчик” выглядел серьёзно. От былой улыбки не осталось и следа, а голос похолодел.

— Уж набить морду я смогу любому человеку, да и унатху тоже. — Невзирая на собственную неуверенность, Мэттью понимал, что если появятся сомнения в его профпригодности, его из этого кафе не выпустят, со всеми-то деталями плана.

— А если эта тварь будет страшнее любого ксеноса, которого ты знаешь? — Слова собеседника не могли не заставить Мэттью вздрогнуть, но найдя в себе силы, он с улыбкой ответил:
— Значит нужна будет пушка калибром побольше.
@@@

В полёте до стены, Мэттью успел ударить каблуками, отключая магниты и спасая свои ноги от перелома, который мог случиться, не повези плитке зацепиться за что-то металлическое под неудачным углом. Ударившись спиной о стену и испачкав скафандр в копоти, инженер снял с пояса тяжёлый плазменный резак, инструмент одинаково хорошо режущий как сталь, так и плоть.

Выискивать взглядом неизвестного не пришлось, так как от твари, а иначе её назвать было и нельзя, Мэттью пришлось спешно уворачиваться, что представляло из себя сложную задачу, учитывая сковывающий движения скафандр.

Мэттью, со всей доступной силой уперевшись в металлические листы на стене, оттолкнулся влево, позволяя противнику, воткнуть огромных размеров… Ну наверное это можно было назвать клинком, в стену, прогрызая в ней дыру и вскрывая её, словно консерву.

Стоит описать то, что перед собой видел инженер. Это человек… или, по крайней мере, оно было им когда-то. На нём отсутствовала одежда и какие-либо половые признаки, глаза были залиты кровью, и из них же стекали кровавые слёзы ко рту, нижняя челюсть которого была неестественно широко раскрыта. Заместо зубов были видны непропорционально продробившие десна клыки, кривые и во многих местах обломанные, не позволявшие твари своей длинной закрыть рот. Из множественных пор на теле сочился гной, на груди была видна огромная рваная рана, через которую можно было заметить сгнившие лёгкие. Локти вывернуты будто бы наизнанку, а огромных размеров костяное лезвие, обтянутое отвратительными волокнами, по своей структуре напоминающие вены, из которых сочилась кровь, оканчивало собой правую руку. На месте кисти левой руки можно было обнаружить отвратительную, извивающеюся кишку, с наконечником в виде небольших, расположенных крестом острых когтей, позволяющих схватиться за любую конечность и опрокинуть жертву на землю.

У инженера не было много времени на раздумья. Резко распрямив ноги, он оттолкнулся от стены, пролетая в невесомости через весь отсек прямиком к уцелевшему сейфу. В процессе полёта он успел совершить три выстрела в сторону твари, что никак не могла высвободить свой клинок из цепкой стены. Это выигрывало Мэттью драгоценные секунды.
Один выстрел расплавил стену в области застрявшего клинка, позволив существу быстрее освободить конечность.
Второй выстрел расплавил один из бесчисленных осколков стекла летающих в отсеке.
Лишь третий выстрел угодил прямо в цель, разодрав ногу в области лодыжки. Наружу высвободились потоки гноя, перемешанного с кровью, но тварь, к удивлению инженера, не скрючилась в крике, что не был бы слышим из-за окружающего их вакуума. Напротив — она, полностью игнорируя повреждения, поплелась в сторону Мэттью, наступая скорее на кость, чем на ступню, что держалась лишь на тонком куске кожи. Стоя спиной к сейфу, инженер надеялся, что в более плотном материале из которого сделан сейф, клинок твари застрянет намертво.

Медленно ковыляя, тварь замахнулась левой рукой и словно плетью ударила не ожидающего такого приёма инженера. Удар пришёлся по левой руке, разрезав когтями скафандр и нанеся рваные раны. Мэттью взвыл от боли и сделал выстрел в сторону твари зажатым в правой руке резаком, отстреливая кишку, которая ещё пару раз дёрнулась уже будучи отделённой от тела, разбрызгивая в невесомости отвратительную смесь из жидкостей мутанта.

Пройдя ещё пару шагов, тварь завалилась спиной на пол, не подавая никаких признаков жизни. Мэттью, не веря своей удаче, выждал пару секунд и начал подходить к существу, не прекращая держать его на мушке.

Подойдя к твари, инженер заметил, что отвратительные подтёки крови и гноя, остановились вместе с жизнью совершенно не шевелящегося выродка. Взвесив все за и против, инженер сделал ещё один выстрел, в лоб твари, тем самым содрав скальп с ошмётками мозга.
Повесив резак на пояс, инженер достал из кармана скафандра единственный тюбик аварийного клея, которого с трудом хватило чтобы залатать разрывы на левой руке.

Вновь подходя к многострадальному сейфу, Мэттью заметил небольшую кодовую панель, с обгоревшими, но всё же работоспособными кнопками и ввёл код, сообщённый коллегой-подрывником ранее. Внутри сейфа прошла серия тяжёлых толчков, которые однозначно бы создали много шума в условиях вне вакуума. После этого дверь открылась, предоставляя возможность взглянуть на постамент с лежащим на нём небольшим, стоящим вертикально обелиском прямоугольной формы чёрного цвета, что иногда вспыхивает красным светом и вновь гаснет. Сам объект, из материала напоминающего металл, находился в раскрытом, серебристом чемодане с черной ручкой.

Закрывая чемодан и забирая его с постамента, Мэттью ждал… Чего-то?
Ну там: тревоги, разрывающей барабанные перепонки, опускающихся решёток, спецназа, да всего что угодно, но не тишины бескрайнего космоса, которая внезапно стала по-настоящему гнетущей.

Очередной удар каблуками, очередная смена плоскости. План обратного отхода был в том чтобы пройти по крыше станции и оставить посылку в заранее обговорённом месте, откуда её заберёт… Да в целом не имеет значения кто её заберёт, после доставки посылки в это место, задание Мэттью будет выполнено. Стоило инженеру поставить свою правую ногу на верхнюю часть обшивки, как ему что-то резко вцепилось в левую ногу.

Отшвырнув кейс с объектом вглубь крыши станции, с единственной надеждой на то, что он не отрикошетит от многочисленных антенн, инженер взглянул на левую ногу и увидел уже знакомую кишку сочащуюся смрадным гноем, что своими когтями пыталась смять и раскусить крепкую магнитую обувь. Выхватив уже ставший родным плазмарезак, Мэттью решил, что рисковал достаточно и закричал в радио-канал — Билл, срочно службу безопасности в научный отсек, тут какая-то ебань! — Он не стал слушать ответных вопрошающих криков своего коллеги. Рискуя остаться без ноги, он сделал выстрел по кишке, аккуратно в тот момент, когда крестообразные когти уже были готовы сцепиться на голени, и, не давая передышки, уже знакомое костяное лезвие вошло в крышу под ногами инженера, словно в масло, и пошло по прямой, делая длинный разрез в металле. Но и Мэттью не стоял смирно. Глянув в сторону, куда он запустил ящик, он увидел всё ещё летящий кейс, и на бегу отключая магниты в обуви, оттолкнулся, и полетел вдоль крыши прямиком к медленно летящему кейсу.

Оглянувшись на лету, он увидел как тварь с целой, если то состояние в котором её встретил Мэттью можно таковым назвать, головой, и идентичной ногой, уже выбралась в разорванную в потолке дыру, и сориентировавшись в пространстве, начала преследовать свою жертву, но всё же она была слишком медлительна. По всей видимости, повреждения ещё не полностью зажили, и инженер летел вдоль станции сильно быстрее.

— Билл, твою мать, где офицеры?! — Панический крик в гарнитуру сопровождался столь же панической стрельбой из плазменного резака, которые уходили куда угодно: в космос, в одну из десятка технических вышек связи, и даже в крышу, проплавляя небольшие отверстия в потолках отсеков и создавая разгерметизации в совершенно случайных местах, параллельно позволяя придумать столь необходимый для успокоения план.

— Офицеры снаряжаются, что там за чертовщина у тебя там происходит? — Успокаивающий голос Билла, был последней волной, отгоняющей панику.

Взглянуть на пометку на крыше отсека над которым пролетаешь.
Схватить ящик который наконец вышло догнать.
Активировать магнитную подошву.
Встать на ноги.

— Билл, в отсеке М-11 кто-то есть? — Задавая вопрос, Мэттью с ухмылкой выкрутил мощность плазменного резака на максимум, глядя на спешно приближающуюся тварь.
— Это склад медицинских реагентов. По камерам всё чисто, а зачем тебе это? — Ответ Билла заставил Инженера расплыться в по настоящему маниакальной ухмылке.
— ИИ, заблокируй склад медицинских реагентов, Билли, подними давление в помещении так сильно, как сможешь. Вопрос жизни и смерти! — Мгновение тишины, и сдвоенный, один от Искуственного Интеллекта, другой от коллеги, положительный ответ пришлись вовремя.
Тварь резко начала приближаться разительно быстрее, будто бы почуяв подставу, но она не меняла маршрута и бежала по прямой.

Три секунды, две, одна… Выстрел.

От отдачи, плазменный резак не удержался в одной руке, и сгусток плазмы огромных размеров ударил прямо под ноги мутанту, которого мгновенно откинуло от станции напором воздуха из разгерметизированного отсека и начало уносить в открытый космос.

— Мэтт, это будет сложно объяснить. Очень сложно. — Тяжесть вздоха Билла было бы сложно переоценить.
— Я постараюсь. — Пожалуй, это единственное что мог сказать инженер, идя прятать кейс в обговорённом месте.

@@@

Палец нажимает на кнопку воспроизведения на диктофоне.

— Детектив Фрэнк Говардсон, начало допроса. Пожалуйста, назовитесь.
Скрип стула
— Мэттью Штайнер, инженер.
Вздох
— Слушайте, я прекрасно понимаю как вы устали за эту смену, так что давайте вы в последний раз расскажете, что и как происходило, и мы вас отпустим.
— Да, хорошо. Ну приступим…

Всё тот же палец нажимает на кнопку остановки, “Костюмчик” поднимает взгляд на Мэттью.
— Я рад что ты смог выполнить ту задачу, которую мы перед тобой поставили, но вызов службы безопасности был ошибкой. Непозволительной ошибкой. — Пристальный взгляд словно бы приковывал инженера к стулу, но он ожидал, что разговор зайдёт в эту степь, с того момента как вошёл в бар, название которого стала гораздо более смешным, после осознания на “кого” он работает. — Не позволить этой записи уйти дальше космической станции было тяжёлым делом.

— Слушай, если бы я знал что моим конкурентом за этот ваш булыжник будет “Нечто”, то я бы, конечно, приволок на дело огнемёт, но пришлось выбираться всеми доступными средствами. Да и в конце концов, посылочка же у вас, так какие проблемы? — Прикинуться дурачком был не лучший способ, но любящие поумничать наёмники долго не живут, вне зависимости от квалификации.

— Огнемёт в условиях вакуума тебе был бы что мёртвому припарка, но в конце-концов, ты прав. Археотех у нас, мы утёрли нос большой N. Думаю, пора отблагодарить и тебя. — Костюмчик полез во внутренний карман своего пиджака, причём настолько нарочито медленно, что вызвал бы некоторое напряжение даже у человека, что уверен в отсутствии возможности благодарности пулей в лоб, не говоря уж о обратном, но в конце концов, он извлёк небольшой прямоугольный кулёк, замотанный в упаковочную бумагу. — Можешь пересчитать, но у нас всё точно. А за сим, я пожалуй, откланяюсь. Если нужна будет работа, спрашивай у Харви. — Костюмчик встал из-за стола, и с уже привычной ухмылкой, направился на выход из заведения.

Раскрыв бумагу, Мэттью только и оставалось что присвистнуть. За всё время работы, никаких точных цифр не называли, но в возможности хорошенько отдохнуть пару недель, теперь он был уверен, и это без учёта гонорара от НаноТрейзен за рабочую смену…

Пожалуй, дела налаживались.

9 симпатий

Предвкушаю “МНОГАБУКАФ НИАСИЛИЛ”

Ноунейм какой-то, но квента большая. Я за

А вот причина бана:

У нас теперь двадцать третий. Переписывай квенту.

Могу скинуть статью на форуме где до сих пор 26 век :peka:, плюс, требование к квенте “По SS13” а не “По лору ТауСети”

Твоему персонажу 400 лет?

Вопрос не понял, в тексте довольно однозначно прописано что век 26.

Леопольд крутой, он уходил отдыхать от сски и считаю уже достоин выйти из пермы. За Хотя голоса ничего не решают, но я держу в курсе

1 симпатия

Не знаю ничего про личность этого чела… только помню как его запермили, он несколько дней подряд ебашил бомбы, его, дескать, всё заебало. Так как админов в игре не сидит, и из плееров никого прошареного нет, он просто это делал пока я ах не ебанул и ему не дали бан…
Играешь ты как дефолтный нынче грифер-обоссака, который заходит поебать несчастных чуваков, играющих гораздо хуже… каких большинство, не буду как-то оценивать хороший это плейстайл или нет, это как-то не прилично получится.
Тут уж не знаю, может администраторы оторваны от реальности, и когда читают обещание “я изменился” и видят обоснование вроде “у вас настолько лучше, что я изменился исключительно ради вас, братки”, у них в башке стреляет, но по моему совершенно очевидно, что даже ЕСЛИ вдруг он начал как-то по другому себя вести… на сервере то как раз в основном такие же грифаки правят бал, сколько тогда он раундов так проведёт на серве, где среда уже состоит из пацанов, котоыре давно должны в перме сидеть? Он просто адаптируется и будет играть соответственно им, то бишь как он раньше и играл. Разве на серве нужен ещё один ёбырь террорист?
Вода полная по моему, что его обоснование для разбана, что его квента… может и ничего страшного, что его разбанят, но тогда невесело получается, он в ебло поплевал нам, а теперь его полагается встречать обратно

истории про проигрывать всегда весело это ваще рофл, кто то всерьёз проёбывая щас в игре радуется этому? ахах, я понимаю когда это можеть быть, например когда ты с корешами играешь в ролплей и в их среде тех кому ты можешь доверять, правда возможны поддавки и прочая, токо у нас бля массовый сервер на дохуя народа, который друг другу вообще НИЧЕГО не должен, и кто-то воображает что он один среди всех будет чё то корчить жертву? ну это просто в голос… это даже не вода получается, просто пиздабольство ПОЛНОЕ

11 симпатий

Специально для тебя, дружище.

С середины лета 2018, когда я наконец созрел прекратить перечитывать в миллиардный раз википедию, и запустить космическую станцию в первый раз, я просто утонул в ней, всё своё свободное время я отдавал станции, исследовал механики, отыгрывал, я отвратительно понимал что вообще происходит.

Моя мета-инфа строилась на более чем расплывчатых формулировках из вики, поэтому я действовал, не так как было бы эффективно, а так как действовал мой персонаж, ведь я банально не знал “Что есть эффективные действия?”

Время шло, несмотря на то что я уже как свои пять пальцев знал огромное количество механик, да боже, я заходя в ещё старый РнД, со старыми механиками, старался побить собственный рекорд по скоростному исследованию до максимально доступного уровня, я не сократил число времени проводимого в станции.

Это была роковая ошибка.

У меня банально закончились идеи, которые я мог бы воплощать в этом игровом мире, говоря откровенно, я просто перегорел. Я стал искать удовольствие от игры не в хитроумных планах затрагивающих максимальное число людей, а в банальной эффективности, что не могло не вызвать конфликт с администрацией, из-за которого я решил начать получать удовольствие от, как мне тогда казалось “Хитроумной издёвки над администрацией” в формате подрыва бомб, по алгоритму который не выводил логов в админ-чат, и в один момент я настолько оборзел, что просто на просто подорвал шаттл. Перма, как сказал Бетель - “В добрый путь”.

В тот момент я лишь отмахнулся и посмеялся - “Да что такого, сервера то ещё есть, перейду играть туда!” - и первое время так и было, когда хотелось побегать по старым-добрым коридорам, заходил на Оникс и… Да чего скрывать, ролькоёбил.

Оникс тоже наскучил, приближался конец года.
И вот мы переходим к тому, что смогло изменить моё виденье игры, что смогло мне раскрыть глаза чуть шире, чем было ранее.

Сервер_Который_Нельзя_Называть изменил свою систему допуска, и все кто на нём играл раньше, теперь, играть на нём все выходные.

Сервер на котором я лишь иногда поигрывал по ночам, стал настоящей отдушиной, интереснейший механ редко прощающий ошибки, недружелюбная аудитория с которой мне хотелось войти в контакт, и даже вышло.

И одна особенность, помогла мне начать смеяться с проигрыша. Он был издевательски частым исходом.
Если человек, как и я, играл и пытался познать всё методом тыка, а не с опытным другом в дискорде, то ты естественно будешь часто умирать. Чаще. Ещё-блять-чаще.

Долгое время это заставляло меня со злостью закрыть вкладку и ждать рестарта, но в один момент… В один момент я адаптировался. Не можешь не проигрывать? Начни получать от проигрыша удовольствие.

История когда я в первый раз засмеялся в голос стоит у меня словно перед глазами, я нашёл чертовски редкую, бесконечную батарейку, которую можно было засунуть в энерго-оружие, казалось бы “ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ”.

Сую батарейку в пистолет, пробую выстрелить в стену, для теста, и тут в чат большими красными буквами “СБОЙ” и я не пользовавшийся никогда энерго-оружием вновь жму ЛКМ для выстрела. Пистолет взрывается в моих руках, меня лишает руки и я истекая кровью умираю. Казалось бы - возможность на миллион была безжалостно проёбана, у меня было всё для отличного раунда и тут такая подстава, и я подумал - “Дьявол, а это пиздецки смешно!” и засмеялся в голос, я смеялся до слёз осознавая какая же это чертовская ирония.

Краски игры сильно изменились для меня после того дня, риск? К чёрту все риски, если умру, то в следующем раунде зайду!
Подстрелили мстя за предыдущий раунд? Дьявол, это было смешно!
Раундстартом за кузнеца коллега лишил всех умений, неудачно кинув куском руды мне в голову? Да это даже звучит как начало анекдота!

Смерть-пытки-изнасилования, моего персонажа, я во всём стал наблюдать чёрноюморную шутку, в которой мне “посчастливилось” оказаться тем щенком которого пустили на шаурму.

Я уверен на миллиард процентов что ты не поверишь мне, ну и чёрт тогда с тобой, я могу доказать свои слова делом, лишь только дайте мне шанс!

7 симпатий

Само-Поднимаю.

Споры - удел флудилки. Идите туда.

1 симпатия

Немного терпения, друг.
К слову, квента неплоха.
Да и помню я тебя в основном с хорошей стороны(что странно :пепе:).

4 симпатии

У меня с ним исключительно хорошие воспоминания со всех серверов, выпустите мужика, пожалуйста :((

1 симпатия

Выпускайте Кракена

5 симпатий

По результатам голосования апелляция одобрена.

8 симпатий

Эта тема была автоматически закрыта спустя 19 часов. В ней больше нельзя отвечать.