[VOX] Tahitaeeki

  1. GrozaAndGrom
  2. В первую очередь, хочу опробовать вокса в плане отыгрыша. Мне будет интересно получить опыт за него, в различных ролях, начиная от тестовика, заканчивая вокса, завербованного в культисты. Во-вторых, никогда не писал серьёзные квенты. Но это не значит, что я жду поблажек. Я пытался скомпилировать свои навыки писать текст, знание лора и постепенное раскрытие характера. Оценивайте, как знаете, просьба указать на ошибки.
  3. Сама квента

Мы провинились перед ковчегом, на наших плечах лежит штраф в виде налета на исследовательскую станцию обезьян. Обычный манящий молодняк аромат задирства и желания превосходства, который смог задеть даже меня, Тахитаееки, терпеливого в этом плане, опустил на шаттл рейдеров. Сверхсветовой двигатель давно включен, мы почти у цели.

Меня окружала небольшая комната, предназначенная для отдыха, робко на мое лицо поглядывали стены шаттла, пятна на полу и столик. Я сидел у него, за стулом, рассматривая игральные карты, который остались на шаттле в качестве простого трофея или дающего удачу талисмана предыдущего Пера, оставленного здесь случайно. Они такие громоздкие, постоянно вываливаются на пол, выскальзывая из моих когтей, следом улетая под стол. Зато, тут интересные картинки… ки-ки-ки.

— Тахи! — послышался пиджинский язык лидера со спины. — Хватит играться с пыльными вещами, скоро начнем.

Я метнул карты на стол, за минут десять все не рассмотревши. Почесав клюв в небольшой думе, я пошел к своим двум товарищам. Один, тот, с постоянным меланхоличным взглядом на вещи, снова демонстрирует свои навыки. Обычно, когда из личинки появляется что-то, это клюв Прималиса. В ковчеге с языка сполз слух, что однажды вместа клюва, из личинки у древа показалось ржавое остриё.

Это был Кахочииетчи. И сейчас он ловко, как с тонким прутом, подпрятывает его под рукой, делая окружный образ в воздухе, отдающийся в глаза, и тут же острием организовывает маршрут за спиной, да далее выныривает им из-под другой руки, мигом подбросив его и поймав клювом. Кахо удовлетворенно прощебетал, усевшись на старый табурет и убрал гарпун за спину. Его поверхность тела, чешуйки и перья были закалены не одним налетом. Ему обычно доставалась стелс-униформа, ведь помимо мастерства с копьем, он хороший скрытый рейдер.

За играми с гарпуном наблюдал Читааетокчи, основная мощь и сила. Его клюв был стиснут как и самим Читой, так и парой шрамов, немного продолжавшихся до лица и имевших на своих границах маленькие точки.Можно предположить, что это после какого-то налёта. Суждение будет верным, но налётом каким? Рейдерским, на станцию? Или сварочным, с искрами и прямо в лицо? Второе…

Чита сразу понял, что работа с техникой в быту - не его, поэтому встал на путь задиры и воина. И вот, его чешуйки напоминали крепкую сталь. Казалось, усилив их он может вынырнуть в космос и летать там вечность, пока не закончится воздух в благородном красном баллоне азота. Подобраться из-за спины, этому воксу, дать в колено резким ударом и скрутить шею взмахом когтей - не проблема. Повалить на пол, раздавить в мокрое место голову одной ногой - тоже. Он не очень любит скрытые дела, норовит и норовит на рожон.

Но всё-таки Чиха писан честью и единым законом нашим, подсознательно зная и понимая, что расчётливая скрытность, а не грубая сила с полами украшенными кровью красит хорошего налетчика. Он носит плотный коричневый костюм, злостно поглядывая на тебя из красного укрепленного окуляра скафандра.

Я же, похлопав то ли своему опозданию на маленькое шоу, то ли мастерству тамады, поймал взгляд обоих. Да, как Кахо я не владел холодным оружием и как Чиха не ломал черепа, но могу показать себя с оружием в руке. В основном, я занимался деятельностью, которая не требовала силы и боя, это ремесло и общение.

Допрашивал и ловко разговаривал с пленными, владел ничтожным общегалактическим языком вовсе оружии, собирал машины и делал полезные вещи для клана. Я бы с удовольствием отработал свой штраф за станком, и долго бы мастерил посуду, гарпуны, да что угодно, но молодому воксу так и норовит взять в руки мешок, да набрать блестяшек побольше. Размахивать им, хвастаться. Я захотел адреналин, я его получу.

За стенами этой комнаты, украшенной оружием, гарпунами, столами, мишенью и даже автолатом, который собрал вчера я, находился Хикачихоки. Это был наш лидер, мы от него ждем плана. Он вместил все наши навыки, заслуживал своего статуса. У него была расчетливый холод и неприязнь ко всему, кроме воксов, он был ловок и силен, умен и точен. Он слушал нас и уже готовил свой плазменный пистолет, чтобы быть готовым к любой ситуации.

— Ну, Хика, что за план? — уверенно спросил Чита, усевшись на корточки и поправив арбалет за спиной.
— План? — присказал Кахо, решив после трюков с гарпуном сделать пару бол, знатно полезных для любителей утреннего спринта.
– Наша задача - глава безопасности. Мясо зовут Роберт Райт. Кто-нибудь знает что о нем?
— Я в маскировке наблюдал за ним из космоса, мясо очень любит напиток из зерен, — быстро проговорил Кахо.
— Кофе, ки-ки… Запомни уже наконец. — усмехнувшись, сказал я.
– Раз мясо занимается испитием, мы можем поймать его прямо в баре. Или по пути.
— Дальше?
– Еще нам нужен металл. На ковчег для бытовых вещей. Порядка 200 листов. Надо сломать пару красных дверок и пройти. И в техтоннеле тоже надо поработать. Дальше, можно взять желтое мясо, его карту и его самого, в случае если придется обменять его на кого-то из нас, в случае поимки.
— Бредишь! Нас не поймать!
— Бредишь-бредишь!
– Ваша взяла! Тогда просто прорвем путь вперед, с максимальной осторожностью.
— Хороший план, Перо, — сказал я и следом набрал целый пояс разношерстных инструментов для разного рода деятельности, да взял еще с собой самодельную электродубинку. Батарейка для нее была собрана мною же, из картошки. Надо мной часто смеются с этой вещью в руках, но она порхает как бабочка, а жалит как дубинка не хуже красной.
– Все готовы? — громко спросил Хика. — Если все пройдет гладко, и даже очень, то это будет хороший повод отметить это на ковчеге. НАВЗЛЕТ! — после чего открыл шлюз и мы в скафандрах отправились в бесконечный океан космоса.

— — —

Космос обволакивал меня со всех сторон. Пелена черной материи, усыпанная звездами, туманностями, удобная для изучения. Вселенная молчит… Но ты все равно слышишь ее спокойный зов, который заставляет тебя идти к ней. Можно сказать, что я зависим от неё, как от ЛСД. Это как вечерняя ванна, которая снимает вес проблем накопившихся за день, заставляющая тебя забыть о всём. Обычно мне удается полетать через день, после работы за станком.

— Тахи! — послышался голос лидера по рации, который вывел меня из окончательных мыслей о том, что я на очередном отдыхе в приятном пространстве. — Все уже в игре! Ты с нами?
— Какая игра? — сказал я, провитав в космосе в сторону группы и помотавши головой.
— Кто больше украдёт металла - тот победил!
— А приз - стакан Куба Либре от проигравшего! — дополнил его Чита.
— Почему и нет…
– Подсчитаем результат в конце налета. Удачи.

Я приближался к нашей группе около огромной совокупности оборудования, схем, блестяшек, технологий и мяса. Сама станция была очень внушительна по размерам, прямо как на плане. Мы оказались около стекла, выглядывающего вовнутрь желтого отдела. Плотно прижавшись, мы прошли вдоль стального слоя, оказавшись около красного шлюза. Чита попытался раскрыть шлюз силой, подобно какому-то халку, но у того, к сожалению не удалось.

— Мяса мало кушал. — съязвил я, достав отвертку и поддев крышку, увидел картину из проводов.

Немного потупив, я быстро достал мультитул с пояса, поданный ток на желтый проводок включил болты. Еще раз подав, я отключил болты на шлюзе, после чего ударил слабым разрядом розовый проводок. Мне несказанно повезло, со второй попытки достучаться до провода отключения питания.

Чита решил снова попробовать свои силы уже против выключенного шлюза и спустя небольшие, старательные маневры и похрипывания, мы довольно щекотали нашими клювами в рацию, что заменяет любые аплодисменты.

— Кто первый? — послышался голос Пера в рации.
— Позвольте мне. Включите магклавы, — тихо сказал Кахо, после чего я аккуратно запрыгнул внутрь небольшого отсека, тут же ощутив на ногах тягость гравитации.

Повторив процедуру несмышленного взлома и открыв дверь фомкой, я продемонстрировал Кахо тьму техтоннелей. Благо первый шлюз был закрыт, тогда бы космос нам продемонстрировал разгерметизацию. Слиться с тьмой предпочёл вокс, включив костюм, и пошёл на исследование тоннеля.

— Тут мясо, — послышался тихий шепот Кахо по рации. — Оно не видит.
– Костюм? – ответил ему Хика, тут же аккуратно выглянув из шлюза.
— Серый.
– Аккуратнее там. Как можно меньше отходов — знать должен.

— Ушло, — послышался ответ спустя паузу в минуту, — идите.
Мы аккуратно зашли в техтоннель, быстро проследовав на восток станции. Техтоннели выглядели отнюдь не зловеще: темные коридоры, мыши и разлитое машинное масло по полу. Перекивнувшись, мы решили рывком добраться до инженерного.

– Знаете, что дальше? – послышался тихий, впервые услышанный нами, неуверенный голос.
— Дальше… Либо поймают, либо слава, — ответил Чита и показал на шлюз.
— Будьте готовы ко всему, — дополнил краткий диалог я и вскрыл шлюз. Мы выскочили в инженерный отдел.

Кругом были всяческие столы, бюрократия на них, в виде бумаги, печатей и разбросанных ручек, инструменты, автоматы с инженерным оборудованием и стеллажи с РИГами. Заприметив автолат, я решился в нашей небольшой игре на стопку сделать ставку на него. Взломав шлюзы, я уже был занят быстрым изучением станционного автолата и создания пары наручников, следом - вывода железных пластин. Здесь автолат гораздо лучше выглядит и затрачивает меньше стали, чем нашенский.

Чита решил просто набрать всех ресурсов со стола, которые были, метнув мне целую связку стальный стержней диаметром так под пять, а себе упрятав небольшую стопку пластин стали и пластика. Себе стержней, он конечно же оставил. Которые были кинуты, половиной в мой мешок, половиной в его.

Хика решил поговорить с теми двумя инженерами, которые уже пять секунд стоят в ступоре. Не каждый же день в отсек влетает вооруженная рать рейдеров с оружием. Это был озадаченный бородач и простой лысый мужик, по лицу инженер явно не ведущий и отнюдь не отстающий. Оба вытаращили глаза на него.

– Металл… Где? – проговорило Перо, слегка исказив гримасу в неприязни к общегалактическому. — Говорите, целее будет мяско.
— Металл? А мы основную долю отдали в роботехнический цех. — ответил бородач в каске со включенным фонарем.
— У меня ещё есть, не трогайте только. — молвил лысый и передал нетолстую кучу листов Хике.

Кахо, единственный из нас, который решил включить другие радиоканалы, резко выпалил,
— Вас заметили. Смотрю за техтоннелями.

Из интеркомов, натыканных по коридору повалили буквы оповещения ИИ: «Воксы. Инженерный». Очень жаль, что не получилось скрытно, но двести листов с помощью шастанья по техтоннелям не наберешь.

Дела плохи. Чита решил опрокинуть стол, вместе с пластиком на нём, Хика не спускал грозный глаз с инженеров, а я метнул по наручникам обоим. Подбежав к восточному шлюзу инженерного отсека, я услышал беглый топот. Дрожь по каждой чешуйке, снимаю сварочную горелку на газе с примесью, следом завариваю шлюз наглухо.

— С-с-саварили! — послышался явно неудивленный голос с той стороны, причем голос не мяса, а скорее гнилого ящера.

— Окружают. Прячусь в техах, вместе с небольшим награбленным в тоннеле. — отрезал Кахо с нейтральностью в голосе.

Хика достал плазменный, Чита снял арбалет с креплений на спине скафандра и начал его заряжать, перевернул стол и занял позицию. Но стрельба не следовала, она была заготовлена, как туз в рукаве.

Я принялся тут же бежать в сторону юга. Слышал крики, и своих, и чужих, выстрелы. Наши сдерживали их как могли, пока та двоица инженерного мяса сбегала. Трясущиеся руки, все в поту, едва справлялись со вскрытием шлюзов. С завершением, передомной растворились последние дверцы и показался родной космос, который в качестве платы за спасение взял воздух.

— Тахи, мы скоро за тобой, — услышал я Хику и тут же посмотрел вперед, на площадку.

Пока мы координировали действия, в космосе показался красный борг, замыкавший эту сторону для побега. Я только хотел спрятаться в тени, но передовое технологичное железо глупых обезьян тут же меня заметило, издав звук. Дорогая вещь, очень ценная, прямо как те, с мониторчиком. Жаль, я не нашел место флэш-устройства в кармане.

Пока Чита и Хика под шквалом из тазеров, да даже красных лучей прожигающих броню, пробирались ко мне, тем временем я переполнился адреналином, о котором мечтал. Может, момент и не был ключевой, но на моих плечах лежал возможный успех налета и возможный трофей.

Я снял станпрод, быстро начал сокращать дистанцию между боргом и мной. Тот думал не долго и открыл огонь, следом решил я сделать плохо тренированный прыжок. Худо зацепившись своими когтями ног за поверхность неподалеку у стены, я сделал резкий импульс, отдав энергию в пол, что создало противосилу, оттолкнувшая меня вперед.

На то, чтобы встать, мне пришлось потратить чертову секунду. За нее я успел ощутить страх, боль, неприязнь, ярость от удара дубинки. Честно сказать, я боюсь боли сильнее, чем среднее мясо, или даже Прималис из нашего ковчега. Скорчился, потупил назад и проморгался. Чтобы не получить еще, рывком метнулся вперед, своим оружием я быстро прошелся по голове оппонента и отскочил назад, ведь тот решил меня попробовать ударить взмахом по небольшой области, причем сделав так два раза.

В контраатаку перешел сразу, повторно наносившиеся удары моим чудом по боргу продолжались, пока тот не замедлялся в работе. Он решил отступить и снова обстрелять меня. Я дал влево, медленно нанеся следующий удар. Он был гораздо крепче остальных, что оттолкнуло железку и погасило огоньки «жизни». Наверняка я дал ему еще две плюхи, последующие действия заключились в отламывании головы у того, чтобы спрятать в сумку.

За это время, за время полуминутной разборки, два моих товарища уже вернулись ко мне и быстро окучили поверженного, да меня взглядом. Я, державшийся за свою больную спину, по которой бегала обижающая боль и борг без головы.

— Похвально. — сказало Перо и тут же кинуло взгляд шаттл, едва видневшийся вдалеке. Мы метнулись вперед к нему, чтобы по инерции было больше скорости в полете.

— — —

— Кахо? Эй, ты как там?

Мы были на шаттле все, кроме него. Что же с ним? Решил пойти на выручку и его поймали? Может, задохнулся, баллон кончился?

– Нет ответа? – удивленно переспросил Хика, сев на стул.
— Не может оно так быть! — сказал Чита так, что такое яркое удивление резануло слух — Он мог сказать нам!

Я включил взломанные радиоканалы и принялся ждать. Дрожь бежала по коже, не могли мы потерять такого хорошего налетчика! Прошло десять минут, прошло двадцать… Я услышал обновление в рации СБ, судя по изученному нами ранее, составу экипажа станции и их данных, это был Лоуренс Штейн.

— Начальник, че там с тем пернатым?
– Я за АВД и к нему. – ответил Роберт.
— А где он?
– Заваренный шкафчик, к нему еще сверху металла куча приварена.
— А сам шкафчик то где?
– Старый отдел хирургии, тот что около брига.

— Рванули, — сказал Хика и тут же мы растворились в шлюзе, следом пулей выскочив в открытый космос.

Мы торопливо пробирались вдоль стен станции, быстро по очереди проскакивая между стёкол. Мой пульс, нервы, адреналин, все увеличивалось ежесекундно. И вот, мы оказались около техтоннеля. Быстро оперирую со сваркой, напряженно рассматривая одним глазом процесс растворения стали, другим открывающийся взор в техтоннель.

Я прикрепил немного металла обратно, сделав на скорую руку скрытую дверь.

— Я вперед, — сказал Чита и пробежав по трубе на полу, зашел в открытую комнату.

Мы зашли вовнутрь, внутри был заваренный шкаф, собственно, сама старая хирургическая комната. Тут были какие-то капли на полу, пока Чита метался в попытках показать силу этому шкафчику, я их пристально изучил. Это было чистое кофе, для гурманов.

— Ч-щ-щерт, — медленно спародировал я человеческое ругательство, причем очень криво и режуще для уха.
— Ваша остановка, — послышался голос со спины и далее… Далее, я абсолютно ничего не помню.

Я погрузился во тьму, скованную из-за своего отсутствия сознания, я оказался будто в своей привычной звёздной ванне, ощущая то ли покой, то ли вечный страх, будто за время пребывания в этом отрезвителе для мозга я переваривал боль вселенной.

Очнулся уже в стальной комнате, на стуле. Скованный хорошими наручниками и взглядом мяса в пиджаке напротив. Галстук, духи, очки, все как надо. Я хотел уже всех оскорблять, возвышать себя среди пыли и мяса, но это бы только усугубило тяжкую ситуацию.

— Комитет Контроля назвал происшествие ничем иначе, как прекрасной работой станционной охраны. Само происшествие было простое, заключалось в обычном налете пернатых рейдеров. Работа не побеспокоит Трибунал Инквизиции, но побеспокоит вас. Работа не волк, в лес не убежит, — закончил тот свой монолог и меня повели по долгим коридорам, распределять неизвестно куда.

Тьма в душе. Много вопросов, на которые мне вряд-ли дадут ответы. Где мои товарищи, встречу ли я их? Что за работа, что со мной станет? Убьют ли меня? Куда меня ведут? Почему так случилось? Может, мне и удастся покинуть эти места и вернуться к ковчегу, может и удастся выжить вдалеке от Древа, что маловероятно.

Мне было очень неприятно об этом думать, сломляя и так смятый собственный дух. Глупость, жажда адреналина, жажда всего и сразу. Я захотел прослыть возможным налетчиком, с тем трофеем я даже представлял себя на троне. Но желание всего и сразу, не подумав, мы сразу пошли спасать Кахо. Только наверху, тут же внизу.

Я закрыл глаза и решил думать ни о чем. Мне и так было больно. За все время, пока я буду жив оставшееся время, придется переосмыслить многие вещи и сменить на них собственные взгляды. Ждать худшего и надеяться на лучшее.

2 лайка

Многа букаф, мозг бо-бо. Я бы на твоём месте н е м н о г о сократил

1 лайк

Квента прекрасна, ничего сокращать не нужно.

2 лайка

Всем день добрый, а вот и "Я".
Пусть я и не ксеновизор, а с воксами знаком мимолётом, но пройти мимо права не имею.
На удивление, буду краток. Но сначала…

Дверные косяки, острые подводные камни, шероховатые потёртости

Тот самый момент, когда колонка и вправду кортикальная.
*Бада-тумс

Здесь разве что можно придраться к тому, что у воксов какие-то близкие к человеческим понятия о удовольствиях. Алкоголь, ЛСД, ванна (представил себе наполовину кератинового вокса в акриловой ванне):thinking:
Стоит признать, что из-за крайне скудного описания быта воксов мы и вправду не знаем их традиционных занятий и увлечений (ну, кроме рейдов, и то это ближе к работе).
Поэтому считаю всё же допустимо такое представление.

Тахи, может, и хорошо знаком с культурой человечества и генетическими исследованиями, но здесь лучше бы подошло иное сравнение, например “подобно массивному Апексу”, но тут уж на усмотрение автора.

Немного скомканная речь, понять которую уже можно из мыслей вокса.

Как итог скажу то, что квента мне понравилась и своим содержанием, и персонажами, и слогом. Есть немного противоречий, щепоть просторечий, горсточка ошибок и пуд соли. Персонажи с характерами (которые не успевают раскрыть, но да ладно, главный герой вполне себе ничего), залихватская и адреналиновая, как выразился сам автор, атмосфера передана. Лор, на удивление, тоже прочитан, причём не только статьи про воксов. Мелочь, а приятно.
Могу расписывать очень долго, но опять же, как и сказал, просто выражу своё удовлетворение и небольшую радость от того, что прочитал этот рассказ.
Ставлю ему одну космическую ванну из трёх с половиной выпитых залпом кибер-гусей с Куба Либре вместо крови.

И жду решения ксеновизоров, конечно. Я тоже должен знать, является ли мой полуночный бред хоть частично правдой, и не проглядел ли я тучу фактических ошибок.

3 лайка

Я слегка за границей и вай-фай есть только у бара и уже не до чтения, но раз нашему обзорщику сверху зашло то думаю там всё приятно и понятно, пну других визоров чтоб посмотрели, все равно добавить физически не смогу.

4 лайка

Несмотря на положительные отзывы выше я, если честно, был порядком разочарован тем фактом, что квента есть пересказ раунда за рейдера, и лишь небольшое количество сторонних деталей отвлекает от серости повествования. Я не увидел здесь того что хотел бы увидеть от анкеты на расу, не доступную за минутки, глубины персонажа и проработки за пределы геймплея. Экшон это не всегда хорошо (за исключением той квенты на штурмовой танк), пожалуй отклонено. Закрывать пока не буду на случай необходимости обсудить подробнее.

1 лайк

Хорошо. Какие моменты стоит доработать, что стоит прочитать и над чем подумать?

Самое основное как по-мне это пересказ раунда, зачастую это плохая затея (за очень редкими исключениями).
Теперь немного повырываю из контекста.

Это работает слегка иначе, группы рейдеров формируются из уж совсем отбитых элементов, что своим проступком лишь немного не дотянули до смертной казни и были выкинуть на мороз на ведре с болтами, где единственная ценная вещь это шарик на носу корабля. После чего единственный их шанс на искупление это добыча какой либо ценности, способной компенсировать вред, нанесённый ковчегу. Ну либо бесславно сдохнуть чтоб кортик потом подобрали Армалисы и вернули домой.

смотри текст выше

Маска работает как фильтр, держать баллон включённым нет необходимости.

Что до характера персонажа. Вполне достойная попытка через взаимодействие с остальной командой и возможно на это и стоило сделать упор, эшон особо не привнес ничего полезного в повествование кроме момента что наш клиент хотя бы ощущает боль в отличие от плохих примеров Рэмбо из этого раздела.

Весьма сломанная мысль вышла, если кратко - большое социалочки с предысторией в ущерб эшона = хорошо.

1 лайк

Для исправления квенты стоит урезать количество экшона или сильно разбавить его социалочкой? Или стоит все переделать с нуля?

1 лайк

В принципе и из станционной квенты можно сделать хорошо, но лучше подобрать иной сюжет. И постарайся почаще отвечать на вопрос “почему персонаж что-то сделал” вместо “как он это сделал”

1 лайк

Момент понятен. Версию с подпиленными краями отправить в эту же тему, создать новую или отослать в личку?

1 лайк

Можно прям сюда

1 лайк

Подобрал иной сюжет. Вышло немного покороче, придерживался советов. Могло получиться хуже, могло получиться лучше предыдущего варианта в любых аспектах. Просьба выделить ошибки. Приятного чтения.

Сам текст

Я пробиваю атмосферный слой какой-то неизвестной планеты, кажущейся издалека таинственно пустынной. Мой под, полуржавый, когда-то пойманный ковчегом из лап сбежавших выживших с тонущего корабля, напоминал мне метеорит, который за счет силы притяжения очень желает впечататься в поверхность планеты.

Почему же я здесь? Почему, обычный Прималис, вроде меня, Тахитаееки, просиживает не за станком, а за креслом шлюпки? Я был изгоем на ковчеге, “…закаленном десятком звёзд…”, воинственные собратья не дадут соврать. Трусливый, податливый, неразговорчивый - да кому из них я интереснее, кроме как груши? Да, я может и был грамотен в ремесле бытовых вещей, был хорош в разборке и сборке, но бой и открытость наглой молодой души мне была малодоступна.

Почему же я такой, в данный момент изгнанный и клеймлённый, как «никто»? Да, мне было неприятно находиться там, где я был. Грязная работа полагалась на меня. А я полагался на свой план, показать всем, что я всё-таки способен на помощь ковчегу.

Однажды, рейдеры привезли бомбу. Она пахла приятной пастилой и выглядела слишком внушительно для меня. То что нужно. Я решил показать всем, что я полезен, что способен на многое, начав изучать данный агрегат. Проводки, устройство моего спасителя были мне не знакомы, поэтому я случайно создал утечку радиации на добрую часть ковчега.

Приговор был сразу понятен. На шаттл налета меня бы не запихнули, поскольку все знали, что я облажаюсь; ограничились корытом с шариком на конце.

Посадка была отнюдь не мягкая, хоть и раскрылся большой парашют. Два баллона чистейшего азота, коробка с парой брикетов нутриментов подлетели на воздух, больно ударившись о клюв. Меня самого приложило к помятой обшивке, отчего я почувствовал крайне неприятную боль. Всем покровом тела, да и вглубь организма я чувствовал ее. Я пролежал в капсуле еще час, два, я не считал время, молился о том, чтобы она кончилась. Наконец, когда боль стихла и не мешала хоть как-то спокойно думать, открыл под и высунулся наружу.

Сам «линкор» неплохо потрепало, а кругом был песок, песчаниковые холмы. Облака были в очень скудном количестве. Солнца было два, кажется, что они будто вплотную друг к другу. Я выключил баллон, в полную вдохнув воздух окружающей среды. Может, тут и была пыль, но фильтр работал как надо, отдавая даром чистый азот.

Прошло еще два часа, может три. Я пинаю камни под ногами, вокс утомленный Нарзаном, и вдруг чувствую, что пинаю не камень, а железный лист. Это была небольшая часть обшивки корабля, которая содержала выбитые инициалы НТ. Подняв взор, заметил большие развалины фрегата, которые расположились в центре обильных хребтов из дюн и песчаниковых холмов. Рядом были прикопки с ржавыми крестами, криво связанными веревкой.

Я обогнул руины корабля. Основное предположение, это чья-то могила, здесь кто-то лишился жизни. За своими мыслями, я заметил мясо. Двое: один с бородкой и в шапке, второй же с вечной ухмылкой и с ломом в руке.

— Ты кто? — сказал шапочник, — Я Карл, он Шон. Назовись.
— Я… Я Тахи, — ответил я. Давно мне не давалась возможность поговорить на общегалактическом, поэтому голос прозвучал не как стройный ряд фонетики, а глухой хрип.
— Кто?
— Тахитаееки, вот кто я.

———

Мы уже сидели в центре развалин на полу, на котором скопилось немного песка. Небо, пустошь и немного обшивки окружали нас. Сидели молча, вокруг какой-то невидимой в полу точки. Можно было подумать, что это был некий обряд, но на самом деле, мы размышляли над следующими действиями. Я весьма был, не то удивлен, не то польщён отчаянием этих обезьян; ведь едва прощупывал их неприязнь ко мне, они спокойно отнеслись к моей принадлежности, не собираясь браться за лом и за мой убой.

— Когда спасут, ваши ставки? — резко выпалил Шон.
— Я давно включил маячок. Нас видно в половине астрономической единицы отсюда, но это уже как дойдет сигнал.
– У вас есть еда? – спросил я.
— Не-а. До того, как ты пришел, мы последную корку хлеба поделили. Но зато в баке осталась вода.

У меня была пара брикетов в вещмешке, но раскрывать их тактическую позицию - не хотелось. Когда на нас погрузится ночь, можно будет и поесть.

— А как ты сюда попал?
– Ничего не помню, – неумело солгал я, – проснулся в спасательной капсуле, вот и все. – я понимал, что если я им еще раз напомню, что я преждевременно не потерпевший крушение, а гордый вокс с ковчега, они могут попросту избавиться от меня. Да и вспоминать не хотелось былое, я знаю, что это крушение станет либо концом, либо продолжением моей жизни.
— Мы летели инкассаторским шаттлом в сторону Нового Гибсона. Большой дружине нужна зарплата за этот, прошлый месяц и наперед, поскольку беспорядки разразились там страшные, надбавку подавай. Во время использования генератора червоточины; мы столкнулись с проблемой. Не то столкнулись, не то калибровка плоха, тут же пошли на снижение, двигатели красным. Посадочка не из мягких. Рубен, Бен и Кларк умерли тут же, мы уцелили только потому, что не спали; была наша очередь быть у баранки. Успели среагировать…

Спустя время, те бедняги уснули на кроватях (которым очень повезло остаться целыми, заместо тех, кто погрузился тысячами лье под песок), а мне пришлось проявить аскетичную натуру, которой я приучился пока был никем, и лечь на песок, да сьесть полбрикета, осматривая небо. Немного лести с этой стороны будет приятным для них, они может больше откроют свои запасы, да и стальной аргумент, в виде лома и моих низких навыков к бою дают о себе знать. Сон быстро погрузил меня во тьму, будто подошел из-за спины и заломал.

———

— …садится и молчит. Кредиты не дает, просто молчит. Да так минуту.
– И что далее?
— Говорит, “А что, деньги вперёд надо?”!.. Ха-ха-ха… Тахи, поведай, что за амнезия, помнишь хоть что, друг пернатый?
– Амнезия? – сказал я, немного оскорбленный таким словом и одновременно удивленный. Слово перед «пернатый» мне доводилось слышать очень давно, а от человека - никогда. Тем не менее, я продолжил гнуть свою линию. – Вроде как, работал среди разных рас, разной почвы и разных идей. И проснулся здесь. Может, авария, может бедствие… Ничего не помню.

Спустя два дня, я слегка был поколеблен совестью к этим парням, но все же отдал брикет им. Каждый час кто-то из них ронял слово про еду или голод, что не оставляло меня в покое. Шон рассказывал истории с тех времён, когда он владел небольшим транспортным фрегатом, с дешёвым ионным двигателем. Карл, командир корабля не особо слушал нас, он был явно отвлечён собой. В последние полтора дня проявлял свою нервозную натуру. Сыграл ли преклонный возраст или ситуация, а может все вместе - не знаю. Но иногда он присоединялся, радостно общался о своей жизни, обсуждал с нами, будто ни в чем не бывало.

Я решил отправиться на прогулку. Пройдясь вдоль дюн, еще далее, я увидел то, чего никак не ожидал увидеть. Дрон. Как он здесь оказался? Боевой дрон, с передовым щитом, лазером, интерфейсом. Может, пролетал мимо этих дебрей их флот и он отбился? Я очень хотел его изучить, но всего лишь скрылся за песком, поглядывая на того. Мне было любопытно и страшно — непередаваемые эмоции.

Поняв, что у меня даже сковородки в когтях не найдется, а смелости подавно, я решил смотать удочку и отправиться обратно. Я сказал им, что нашел ничего. Не уверен, что и так неспокойный Карл будет в релаксации от известия того, что по окрестности бродит машина для убийств. А другой просто посмеётся.

– А где вообще вы работаете? Нано Трэйзен? – спросил я одним вечером.
— Да-да. Платят неплохо.
— Командирам-то точно. — усмехнулся Шон.
— Она - основной монополист, так что как бы не платили, я уверен что это самый оптимальный выбор лично для меня. Не к же красным ребятам идти и яду в кофе хлебать.
— Я после этого, — добавляет Шон, — перестану быть старшим механиком и пойду в бармены. Хоть инженер я неплохой, но меня тянет за стойку.
– Думаю, тебе эта работа будет к лицу.

Это мне напомнило мою старую мечту. Хотел я, свой шаттл построить и торговать контрабандой. Адреналин не с копьемётом в руках, а со стопкой блестяшек - это мне нравится. Поборол бы свою необщительность, собирал полезные вещи, по типу криптографических сиквенсеров, флешдарков и всяких интересных приблуд, которые будут покупать либо туристы, либо ребята в темных скафандрах с черепами на шлеме. Принес бы мешок алмазов, хвастался на ковчеге, гордился, выпил… И опять торговать.

Шел день, шло два. Вода, которая у них была, кончилась. Мы просто смотрели на маячок помощи, основную часть времени и мысленно догоняли сигналы о помощи, давая им ускорительный пинок. Радость Шона утихала, а Карл бредил во сне. Я ощутил все отчаяние уже тогда, когда летел на ведре с шариком, поэтому я даже не представляю, в каких муках находится их сознание.

Проснулся ночью, прошел к развалинам и увидел, как Карл куда-то пропал. Командирский лом лежал на кровати, я взял и робко его осмотрел. Я прошелся вглубь хребта из песка и увидел ужасную картину. По телу прошёлся холодок, ведь спереди меня лежало тело человека, изуродованное прожжёными дырками. Это был Карл. Было крайне неприятно и ужасно осознавать то, что тот, кто боялся смерти больше всех из нас, собственно и умер. Надо было сказать про дрона, хоть его и мог хватить инфаркт, там был шанс выжить.

Поскольку я не мог смотреть в будущее и предполагать то, что тот пойдет прямо на противника также не мог, я отставил львиную долю вины от себя, хоть и сердце неприятно сжималось в груди. Сам виновник скорби, дрон, выскочил из-за небольшого холма и начал прицеливаться. Я неуклюже нырнул под шквал из пары красных лучей, по звуковые импланты оказавшись в песке под ним. Я никогда не был ловок, да и в добавку истощение от жаркого климата с отсутствием еды делали свое
Дрон же мирно левитировал, медленно пятясь от меня.

Он не мог прицелиться. Я с помощью небольших размахов подарил дрону неровные медали ломом. Я хотел его изучить, а оставил от него лишь груду бесхозного передового металла. Самое странное, что я осознал, это ужас от потери технологии не превосходил ужас потери человека, который помог мне водой, кровом и, может, дальнейшим спасением. Это играла моя смена приоритетов в жизни. С ними пришлось многое переосознать. Раньше, я бы с удовольствием убил бы пятерых ради такого чудо-дрона, хоть я и слаб в этом. Может быть, даже своих. Хотя, кто теперь для меня свой?..

———

Шон молчал. Я молчал. Командир умер, оставив печаль на мне и на втором человеке. Я сжился с ними, я был готов помочь им, мне даже чем-то понравилось их окружение, а потеря старого командира оставила след в душе.

Приземлился шаттл, из которого вышло мясо в костюмах. Шон грустно кинул взгляд на них. Деваться мне было некуда. На ковчеге меня ждет смерть, а шаттл отправит меня в неизвестный путь, в котором, вдалеке от древа я вероятнее всего умру. Выбор невелик и похлопав Шона по плечу, взобрался на шаттл.

Меня несёт шаттл неизвестно куда. Опять, я не знаю, куда и зачем. Может, меня переопределят в рудники, либо отправят сортировать мусор, либо снова отправят на поде ни с чем. А может, я встану к расстрельной стенке; смерть командира корабля вероятно пришьётся к моей личине. Я лечу среди обезьян, тех самых, о которых пели оскорбительные песни. Обстоятельства выложились так, как надо, а по этой выстроенной дорожке я уже дойду до своей судьбы.

3 лайка

А эту я читал уже, зыбыл про нее, сорян, годно, одобрено