Я у мамы книжки пишу.

Собственно, решил поделиться тремя своими высерами. Я не преследую своей целью снискать у Вас какой-либо критики и отзывов вообще.

На всякий случай: приятного чтения.

P.S. Ничего из нижеизложенного не является законченным произведением.

1 лайк

KNIGGA

Глава первая.

Я очнулся на больничной койке от колющей боли в боку. Палату заливал мягкий свет энергосберегающих ламп, стоял резкий запах спирта и подозрительная тишина. Немного привстав на койке, я огляделся и мой взор остановился на капельнице справа. В ней была какая-то жидкость бледно-фиолетового цвета. Она медленно поступала в мою вену.
Я начал вставать с койки, как в комнату вошла медсестра.
-Очнулись наконец, -сказала она, встав напротив меня. -Как самочувствие?
-Нормально, -машинально ответил я. -Что со мной?..
-Вас сбила машина, -пояснила она, вынимая из моей руки трубку от капельницы. -Вы уверены, что все нормально? У вас сломаны четыре ребра слева и трещина в черепе.
Я открыл рот от удивления, и испытал сильную мигрень и головокружение.
-Вот же ж... -пробубнил я, упав затылком на подушку.
-Вам плохо?
-Голова...
Она молча взяла с тумбочки стакан воды и две таблетки, которых я даже не заметил, размешала их маленькой стеклянной трубочкой, и, слегка приподняв меня над койкой, начала потихоньку вливать в меня это. После процедуры, она поставила пустой стакан на место.
-Через минуту-две полегчает, -сказала она, аккуратно положив мою голову на подушку и села рядом со мной. -Я пока побуду здесь, мало ли что...
Ничего не ответив, я закрыл глаза и стал ждать, когда же подействует лекарство. Ожидание было коротким, мне полегчало, как и говорила медсестра, через минуту. Я открыл глаза, снова привстал, и спросил у медсестры:
-Скажите, эм, -я прочитал имя на ее нагрудном кармане, -Марта. При мне не было каких-нибудь документов?..
-Был только паспорт. А что?
-Понимаете... У меня, кажется, амнезия. Наверное... Могу я получить паспорт прямо сейчас? -спросил я, пытаясь вспомнить о себе хоть что-нибудь.
-Конечно, -сказала она, вставая с кровати. -Сейчас принесу.
Она скрылась за дверью, забрав с собой пустой стакан. Пытаясь что-то вспомнить о себе, я еще раз бегло осмотрел комнату вокруг. Справа от меня, над небольшим металлическим столиком с парой стульев, было большое, почти во всю стену, окно. За ним была кромешная ночь, и только в далеке виднелся какой-то тусклый желтый свет. Сам столик был пуст, как и койка, стоявшая слева от него. Далее я посмотрел на тумбочку справа от меня, и понял, откуда исходит запах спирта - на медицинском подносе лежали: шприц, пузырек с медицинским спиртом и использованная вата. В шприце все еще оставалось немного жидкости ярко-красного цвета.
Марта вошла в комнату, держа в руках стакан воды и паспорт. Она молча поставила стакан на тумбочку и протянула мне паспорт.
-Спасибо, -сказал я, принимая документ. -А вы случайно не знаете, как я сюда попал?..
-Я возвращалась с работы и увидела вас лежащим на дороге, -ответила Марта, смотря на меня каким-то жалостливым видом. -Ну, и с помощью одного случайного прохожего, принесла вас сюда... Давайте опустим медицинские подробности?
-Давайте, я все равно ничего не пойму. -Я улыбнулся, смотря ей прямо в глаза. Странно, но у меня было впечатление, что никакого "случайного прохожего" не было, а сбили меня совсем рядом с больницей. -Еще раз спасибо! Как мне вас благодарить?
-Выздоравливайте, это сейчас все, что вы можете сделать, -сказала она, ответив взаимностью на мою улыбку.
Я открыл паспорт, и первым же делом посмотрел на фотографию. Это был лысый мужчина лет 25, с римским носом, немного скошенным влево и слоем многодневной щетины на своем лице. Пробежав глазами по графам имя и фамилия (из которых я сделал вывод, что меня зовут Томас Гальд), я посмотрел на строку "гражданство", где была какая-то странная аббревиатура: ГАС. Я не стал глубоко вникать в нее, решив разобраться потом. Далее, изучая паспорт, я сделал вывод, что я не женат и живу на улице имени Мелье, дом 2, квартира 265.
-Могу я попросить вас принести мне зеркало? -спросил я, закончив изучать паспорт. Она молча достала из тумбочке зеркало и протянула его мне.
Паспорт в самом деле оказался моим. Конечно, сейча мое лицо лицо было не в самом лучшем виде - мелкие ссадины с правой стороны лица, разбитая бровь (опять же правая) и бинт на весь лоб. Окончательно удостоверившись в том, что документ принадлежит мне, я положил его и зеркало в тумбочку.
-Кстати, а что за аббревиатура такая: ГАС? -осведомился я. Марта как-то слегка поменялась в лице. Что-то вроде кратковременной надежды пробежало в ее глазах...
-Это расшифровывается как Глобальный Атеистический Союз, -сказала она, понизив голос и подойдя ко мне -Но не волнуйтесь, это поддельный паспорт. На самом деле, вы гражданин Объединенного Ордена Всех Религий, как и я. Мы с вами находимся на территории врага, занимаясь промышленным шпионажем под прикрытием... -Она вдруг резко прервалась, но я еще не понимал почему.
Тут-то ко мне и вернулась память. Поразительно, что может несколько знакомых фактов сделать с амнезией - излечить! Видимо, я явственно дал понять, что ко мне вернулась память, так как Марта сразу спросила:
-Что с вами?
-Память! -радостно вскричал я, уже позабыв о том, что она пыталась меня обмануть. -Память вернулась! Ф-фух, я-то думал, что и вправду шпиен (тут я нарочно сделал ударение на второй слог)... Кстати... -Я немного привстал с кровати и, с наигранной укоризной, смотрел на Марту, явно испугавшуюся этой информации. -Ну, что вы смотрите? Стыдно должно быть! Эх, вот если бы вы мне не спасли жизнь... -Тут она показала жестом, чтобы я снизил голос, чего я, естественно, не сделал. -Никаких "тс-с-с"! Так вот, если бы не жизнь, я бы сейчас же!.. -Тут я понизил голос и нацепил на свое лицо доброжелательную мину, с которой я никогда не расставался (по крайней мере, так подсказывала недавно вернувшаяся память). -Настучал на вас! Но не стану. Я благодарен вам за то, что вы случайно оказались на месте аварии. Еще раз: огромное вам, госпожа Марта, человеческое спасибо!
Она несколько успокоилась и села на мою кровать.
-Вы это серьезно? Ну, про то, что не станете...
-Ну конечно! -перебил я Марту, чтобы скорее ее успокоить. -Не волнуйтесь - никто, никогда об этом не узнает. Даю вам слово!
Теперь она окончательно успокоилась. На ее лице читалось огромное облегчение.
-Что ж, опустим этот неприятный эпизод, -сказал я, перводя тему разговора, -и перейдем к моему лечению. Когда меня выпишут?
-Ну, -протянула Марта рассеянно. Она еще не совсем пришла в себя после вышеописанного. -У вас довольно серьезные травмы, так что не меньше месяца.
-Не беда, все равно я устал от работы!

Глава вторая.
Следующие полтора месяца я провалялся в больнице, раз в неделю бегая на какие-то непонятные мне процедуры (даже стало немного жаль, что я ничего не понимаю в медицине). Все это время Марта была моей "нянькой" и единственным собеседником, с которым я охотно делился фактами о себе. Она, в свою очередь, отвечала тем же, так что когда меня выписали, мы знали друг о друге достаточно многое. Когда я уже был полностью здоров и готовился к выписке, я взял номер телефона Марты, чтобы пригласить куда-нибудь, в знак благодарности.
-Ну что же, еще раз спасибо и до встречи! -сказал я, по-дружески обняв ее, чем явно смутил.
-Да брось... Это ведь моя работа, -рассеяно говорила она, когда я уже перестал.
Я вышел из больницы, махая Марте рукой. Было четыре часа дня, на дворе стоял сентябрь и небо готовилось обружить на меня шквал дождевых капель, как принято поливать виновников торжества горстками конфетти и радостными воплями. Я дошел до дома даже не заметив дороги - мои мысли были заняты раздумьями о том, куда позвать Марту. В голове крутились только самые банальные вещи: парк, кино и театр.
Я даже не заметил, как уже разделся и стоял посреди комнаты. Так ничего и не решив насчет Марты, я принялся прохаживаться по своему жилищу. Должен сказать, от своей квартирки  я был в восторге: специальные пылесборники идеально выполняют свою работу, освобождая меня от монотонных манипуляций с тряпкой, одна комната, имеющая не самые внушительные размеры, но в которой легко можно уместить двух человек (конечно, при условии, что будут спать в одной кровати, но это не так важно), современные отделка, великолепная бытовая техника (в некоторых местах и не только бытовая), заслужившая доверия миллионов людей и высокопрочная минималистичная мебель. 
Я закрыл окно шторами, так как на улице было уже достаточно темно из-за скопившихся туч. Далее я принял ванну, выпил чашечку бодрящего кофе, выкинул протухшие продукты и организовал поход в магазин, чтобы купить чего-нибудь съестного.
Вернувшись из магазина, я разобрал два пакета с продуктами и только-только я хотел присесть на диван и отдохнуть, как вдруг затрещал телефон.
-Алло?
-Добрый день, -раздался низкий мужской голос из динамика телефона. Это был начальник моего отдела в НИИ. -Томас, вас уже выписали из больницы?
-Да, только сегодня вышел, -с некоторой досадой в голосе отвечал я. -Думаю, вы звоните мне, чтобы сообщить, когда мне нужно явиться на работу?
-Именно так. Мне доложили о вашем состоянии, так что наберитесь сил. Через неделю жду вас на работе. Всего хорошего, -отчитался голос, будто повторяя это вот уже тысячный раз за день.
-И вам. -Я повесил трубку и наконец устроился на диване.
За окном уже во всю барабанил дождь. Я переоделся в халат и устроился перед телевизором, включив его на случайном канале. Канал оказался центральным и сегодня по нему крутили какое-то ток-шоу, в которым сейчас обсуждался вопрос о возможной войне, которую обсуждают уже лет десять. Дело в том, что ГАС и  ООВР не давали покоя друг другу (по-правде сказать, это были единственные государства, существовавшие на данный момент), постоянно грызя друг дружку на религиозной почве. Кто-то выступал за то, что нужно атаковать первыми, кто-то за мирные переговоры, кто-то за слияние двух государств, а кто-то вообще предложил выкопать огромные бункеры глубоко под землей и переселить всех туда.
Не просмотрев даже нескольких минут из этого самого ток-шоу, я начал беспорядочно переключать каналы, пока мне не приглянется что-нибудь интересное. Через пару минут поиска, я остановился на каком-то старике с длинной бородой, который травил разнообразные байки из своей жизни. Он рассказывал о том, как однажды они с братом участвовали в постройке городов, что называется, "На воде" Речь шла не столько о сами городах, а об их значении для государства. О том, как важно иметь подобные сооружения, обеспечивающие государство природными ресурсами и во много раз сокращающие занимаемые человеком территории на суше. Также были подробно описаны нейрохирургические протезы третьего поколения, которые были тогда распространены (сейчас уже считаются примитивными). После этого тема разговора сменилась на нейрохирургию в целом и меня сразу потянуло в сон. Я выключил телевизор, взбил подушку и лег спать.

На утро дождя уже не было. Было лишь  затянутое облаками небо, которое как-будто закрывало нас всех от солнца, как зонтик. Я встал с дивана и первым делом отправился на кухню, чтобы сделать себе завтрак. Но меня одолела непреодолимая лень, из-за которой я ограничился хлопьями с молоком и чашечкой горячего кофе.
Позавтракав, я умылся и вновь уселся перед телевизором, принявшись беспорядочно переключать каналы. Было восемь с половиной утра, никуда не нужно было идти и настроение было превосходным, благодаря чему я погрузился в раздумья о Марте. В голову мою лезли самые разнообразные мысли от просто "Спасибо" до вульгарного романа. Конечно, с одной стороны мое решение о неразглашении ее тайны было недопустимо с точки зрения законопослушного гражданина, а с другой - назойливая мысль о том, что она спасла мне жизнь (кто знает, может быть я так бы провалялся на дороге с далеко не самыми простыми травмами). Через десять минут размышлений, я определился с тем, куда приглашу ее - был неподалеку от больницы один очень приличный ресторан, в который было принято приводить своих дам, чтобы побаловать их.
После этого я вспомнил о вчерашней передаче, где рассказывалось о подводных колониях. Мне захотелось побольше об этом разузнать и я, взяв свой ноутбук, принялся изучать различные данные по этим колониям, просматривать фотографии, даже довелось пообщаться с местным населением. Где-то через час я решил, что узнал достаточно, чтобы побороть любопытство. На этот раз.
Отложив ноутбук, я встал с дивана, подошел к окну и просто смотрел вниз. По дорогам неслись машины, оставляя позади целые волны от луж, по тротуарам неторопливо брели угрюмые люди, казавшиеся с высоты 21 этажа какими-то муравьями, у которых отняли их королеву и теперь они не знали, что делать. На самом деле это просто были так называемые "Утренние люди", которые шли себе на работу и никого не трогали. Позже, некоторые из них превращались в "Ночных людей", озолачивая хозяев различных ночных клубов, баров, 
Я сел обратно на диван, взял телефон и нашел в нем номер Марты. Еще раз посмотрев на время, я набрал номер и стал ждать ответа.
-Алло?.. -ответил наконец заспанный женский голос. Видимо, я разбудил ее.
-Алло, Марта? -уточнил я. -Я тебя разбудил?
-Ничего страшного...
-Чудно! Слушай, ты сегодня свободна?
-Да. А что? -Тут в ее голосе появился некий интерес, изо всех сил старающийся перебороть сон.
-Просто у меня появилось достаточно времени, чтобы отблагодарить тебя. Не хочешь вечерком сходить в один очень хороший ресторанчик?
-Вечерком? -переспросила Марта, зевнув. -А во сколько именно?
-Как тебе будет удобно. Кстати, дай запишу твой адрес... -сказал я, уже стуча отгызком карандаша  по блокноту.
-Ну, давай часиков в пять-шесть... Устроит?
-Устроит. Так какой адрес?
-Улица Инновационная, дом 7, квартира 12.
-Отлично, -проговорил я, заканчивая писать. -В пять зайду за тобой. До вечера!
-До вечера, -попрощалась она.
Я положил трубку и набрал номер хозяина ресторана. Договориться не составило труда, так как заведение принадлежало моего очень хорошему приятелю. Я положил телефон на блокнот, встал с дивана, подошел к стенному шкафу и открыл его, чтобы определиться с гардеробом на вечер. Все было каким-то измятым, несвежим и никак не было пригодно для похода в ресторан, тем более с девушкой. Надежды подавал только мой смокинг, который я хранил крайне бережно, держа как можно дальше от остальных вещей.
Решив. что мне понадобится новая рубашка, я проверил свои сбережения и понял, что на обновку мне не хватит. А если хватит, то в ресторане придется заказывать хлеб и воду (и это учитывая скидки, которые мне будут оказаны приятелем). Что же, придется кому-нибудь меня выручить! Я снова взял телефон и принялся копаться в записной книжке. Вариант был только один - Дональд Эдельс. В надежде на него, я набрал номер.
-Да-да? -ответил Дональд, едва я успел позвонить.
-Эй, Дон, помнишь меня? Том Гальд, твой бывший коллега. -Я решил спросить сразу, чтобы не томить себя ожиданием.
-Конечно помню! Чего изволишь?
-Ты не мог бы мне одолжить белую рубашку на вечер? Завтра верну, будь уверен!
-Ну, если не побрезгуешь... -протянул он. -Адрес мой не забыл еще?
-Нет, конечно, -с облегчением произнес я, уже прокладывая в голове маршрут. -Я скоро буду у тебя, идет?
-Идет. -Из динамика послышался слабый звук открывшейся бутылки, а за тем и звонкое бульканье. -Жди меня у подъезда.
-Уже иду.
Я швырнул телефон на диван и принялся натягивать на себя первую же попавшуюся рубашку. На ноги я одел какие-то потертые джинсы, чем-то напоминающие кожаные штаны. Чуть не забыл про телефон, я убрал его в карман, просунул ступни в носки, которые подобрал с пола, затем обулся в повседневные туфли вышел из квартиры, закрыл ее и вызвал лифт.
Когда я вышел из дома, солнце уже выглядывало из-за туч, что немного меня приободрило и я поспешил к Дональду. Я старался держаться как можно дальше от дороги, чтобы меня не окатило фонтаном из-под шин. Из-за этого беспокойства я вспомнил, что забыл дома пальто, что придало мне еще большую скорость. По пути я ловил косые взгляды прохожих, смотревших на меня так, словно я был и вовсе без одежды.
Так я дошел до его дома, потратив на это минут десять. Я уже подходил к подъезду, как вдруг услышал голос Дональда, подкравшегося ко мне сзади:
-Закаляемся, да? -Он приближался ко мне, держа в руке какую-то маленькую коробку.
-Приходиться, раз уж память дырявая, -ответил я, обернувшись и протягивая руку для приветствия. -Ну, привет, коллега!
-Привет, пускай и бывший. -Наши ладони встретились в крепком рукопожатии и мы вошли в серое многоэтажное здание. -Что-то от тебя ни слуху, ни духу, даже к телефону не подходил. Я уж начал волноваться.
-Да забудь, это долгая история...
-Тем лучше! -радостно прервал меня Дональд, ловко выхватывая из кармана плаща связку ключей. -Посидим, пропустим по стаканчику-другому и расскажешь. Прямо как в старые-добрые!
-Пока не нельзя: врачи не велели, -отнекивался я, пока он возился с замком. -Но как только будет дозволено - я тебе под мухой такого расскажу...
-Это радует, -обнадежился мой бывший коллега, закончив возиться с дверью и уже стоя в прихожей. -Подожди здесь, я быстро принесу тебе рубашку и побегу...
Я кивнул головой и остался ждать у входа в квартиру, в глубине которой скрылся Дональд, оставив ящик на полу. Не успело пройти и полминуты, как он уже протягивал мне тщательно упакованный бумажный пакет, предусмотрительно вложенный в целлофановый.
-Как мне тебя благодарить? -осведомился я, принимая обещанное.
-Поскорее будь в состоянии выпить и расскажи мне свою "долгую историю", -без колебаний ответил Дональд, уже спускаясь по лестнице вниз. Я даже не заметил, как он закрыл и убрал ключи.
-Обязательно, Дон! -Я пошел за ним, бегло пробежавшись глазами по подъезду. Должен сказать, что этот был гораздо чище моего, даже надписей на стенах не было. Не то что пару лет назад.
Мы вышли на улицу и, неохотно распрощавшись, разошлись в разные стороны. На улице уже во всю светило солнце и большинство пешеходов, лениво топающих по еще сырому асфальту, шли нараспашку. Светило весело играло в окнах небоскребов, создавая множество ярких бликов, которые так и норовили попасть в глаз и ослепить очередного зеваку, включая меня. Я опустил глаза вниз и бодро зашагал к своему дому, внимательно следя за дорогой.
По дороге я постоянно смотрел на часы, боясь опоздать на назначенную мной же встречу. Но мои страхи оказалась напрасны, так как домой я дошел довольно быстро, не заметив даже того, как уже сидел на диване, уставившись на белоснежную рубашку, аккуратно висевшую на одной вешалке с выходным костюмом, который имел нейтральный черный цвет.

Марта шла рядом со мной, держа в правой руке букет, подаренный мной. Признаться, я был приятно удивлен, когда обнаружил, что счет за квартиру мне пришел совсем небольшой, из-за чего у меня оказалось неприлично много финансов (по крайней мере пока). По мере нашего приближения к ресторану, тучи постепенно сгущались, ускоряя тем самым наступление темноты. Когда мы вошли внутрь, нас встретил сам хозяин ресторана - мой знакомый по имени Роберт, который проводил нас до нашего столика, говоря что-то там про нашу удивительную пунктуальность (как выяснилось, мы пришли на десять минут раньше), несмотря на то, что мы шли пешком, чтобы насладиться огнями вечернего города.
-Устраивайтесь поудобнее, друзья, сейчас я пришлю вам официанта, -сказал он и удалился в неизвестном направлении.
-Благодарю, Роберт, -улыбнулся я ему вслед. Потом я повернулся к своей сегодняшней спутнице, которая тоже улыбалась, причем довольно мило. -Марта, не стесняйся, заказывай, что хочешь.
-Хорошо, -отозвалась она, опустив глаза в меню.
Я повторил за ней и понял, что выбор предстоит трудный, ибо в меню было достаточно много блюд: от салата “Цезарь” и до чего-то крайне дорогостоящего, имеющего длинное название прописными буквами на неизвестном мне языке. Сначала Марта хотела заказать устриц и гранатового сока, но вместо сока я предложил выпить хорошего вина, на что она с удовольствием согласилась. Себя я решил побаловать хорошо прожаренным стейком с кровью.
Наши заказы были готовы в течении получаса и, когда я наконец дождался подходящего момента, чтобы открыть бутылку красного полусладкого сухого вина, я вознес полный бокал вверх и произнес тост, котором поблагодарил Марту за все, что она для меня сделал и пожелал долгих лет жизни. Мы выпили, закусили, насладились живой музыкой и я понял, что не могу уже находиться в помещении.
-Знаешь… -начал я, подбирая слова. -Раз уж мы хорошо посидели в ресторане, предлагаю не менее хорошо пройтись по красотам города. Что скажешь?
-Почему бы и нет? -Марта улыбалась, смотря на меня своими безумно-красивыми голубыми глазами. -Я согласна.
Я позвал Роберта, отблагодарил его за все, расплатился и мы с Мартой вышли из ресторана. На улице уже моросил холодный осенний дождь. С собой у меня был зонт, поэтому прогулка по красивейшим местам ночного гигаполиса состоялась. Сначала я повел свою сегодняшнюю спутницу в парк имени Дарвина, потом показал ей мемориальный комплекс “Жертвам медицины”, потом главный городской парк, а на сладкое я оставил Порт Без Маяка.
Это было совершенно неповторимое место. Огромный порт, ежедневно обслуживающий по нескольку тысяч только лишь грузовых судов, не говоря уже о гражданских!.. Высочайщий уровень обслуживания, умопомрачительная скорость выполнения поставленных сотрудникам задач - все это длится круглые сутки. Я когда-то работал здесь и знаю то самое чувство неповторимого блаженства, когда ты пожимаешь руку своему коллеге из следующей смены, устало собираясь домой…
Мы с Мартой взяли лодку напрокат. Здесь всегда стояло несколько человек ночью, наживающихся на романтике подобных прогулок и картин.
Визуально это место поражало не только своими размерами, но и тем, что здесь нет маяка, как во многих портах. С наступлением темноты зажигается множество ксеноновых ламп, вмонтированных в обработанные специальным покрытием стены причалов, и моряки на судне сразу видят, куда они плывут - в Новый Содом.
-Правда, поразительно? -почти шепотом спросил я Марту, когда отплыли достаточно далеко.
-Правда, -так же тихо ответила мне она. -Я ничего подобного в жизни не видела! -Голос ее был тих, но в нем слышалось столько восторга, столько положительных впечатлений… А взгяд, ее завороженный, по-детски восхищенный взгляд просто гипнотизировал меня, хоть Марта и смотрела лишь на огромную надпись. Так прошло несколько минут, пока Марта не задала мне вопрос, на который мне раньше никогда не приходилось отвечать. -Томас… А почему вы не верите в Бога?..
-Знаете, Марта, мне кажется, это следствие воспитания и окружения. Понимаете, я никогда не пробовал и никогда не буду… -Марта меня перебила.
-Но почему? Разве вы видите в этом что-то плохое?
-Нет-нет, что вы. -Я улыбнулся. -Просто Союз навязал мне такое табу, из-за чего я не могу принять какую-то другую религию, помимо атеизма. Все равно что спросить у мусульманина “Почему вы не едите свинину?”
-Вопрос воспитания, -подитожила она. -Кстати, а откуда вы знаете, что мусульмане не едят свинину?
-Я изучал культуры разных народов, наций, религий в том числе. Вот и выудил этот факт. Ну да ладно, не об этом сейчас. Поймите, Марта, ни сейчас, ни когда-то давно, религиозная принадлежность не имела никакого смысла. Она не являлась преградой для общения между людьми, как сейчас. Наши учебники истории по какой-то причине умалчивают почему. А ведь раньше представители всех нынешних верований могли беспрепятственно жить в одной стране, представляете? Интересные, наверное, были времена…
Марта молча кивнула. Ее взгляд все еще был прикован к порту.
-А сейчас, Марта, наши с вами государства только и ждут повода развязать войну. До меня уже дошли слухи, что совсем скоро перекроют все границы! Совсем не так, как раньше… Помню, отец мне рассказывал, что когда он был мальчишкой, Союз и Альянс сотрудничали друг с другом. Союз давал Альянсу ресурсы, технику, материалы для всего, что попросят, специалистов в некоторых областях. А тот в свою очередь был для него пристанищем высокой культуры, исскуства… Театры, музеи, галереи, классическая музыка - за всем этим граждане Союза туда и ехали. Эх, как жаль, что я этих времен не застал…
-Но ведь границы еще не закрыты, -сказала Марта словно с намеком.
-Действительно, -взбодрился я. Только сейчас заметил, что вышеописанные мои мысли звучали как-то уныло, будто я какой-то старик, жалеющий об ошибках своей молодости. -Знаете, Марта… Я никогда не видел Альянса. Но увижу… Пока еще не поздно, я обязательно побываю там лично.

Марта так ничего и не ответила мне. Я проводил ее домой, тоже не проронив ни слова. Только когда я стоял у ее двери, она осторожно шепнула мне на ухо:
-Дайте мне знать, когда будете готовы.
После этого она сразу исчезла в полумраке своей квартиры.

Дома я застал Дональда (даже и не помню, зачем я дал ему ключи от своей квартиры), сидящего на диване. На журнальном столике стояла полная бутылка брэнди и две рюмки
-И давно ты у меня проживаешь? -бодро спросил я.
Он посмотрел на часы и сказал:
-Три часа, двадцать семь минут. Выпьем?
-Конечно! -Я наскоро скинул пиджак и сел рядом с Дональдом, налил себе рюмку спиртного, поднял ее вверх.
-Ты опять тоста от меня ждешь? -улыбнулся Дональд. -Сам давай, большой уже.
-За свободное общение? -предложил я.
-За свободное общение, -согласился он и залпом осушил свою рюмку.
Никогда не понимал, зачем так быстро выпивать дорогой алкоголь? Ведь так и не успеваешь насладиться вкусом. Наслаждаешься лишь послевкусием и теплом, расходящимся по телу. Я пил медленно, смакуя напиток.
-Кстати, спасибо за рубашку, Дон. Выручил!
-Пожалуйста, пожалуйста… -Дональд налил себе еще бренди. -Как все прошло?
-Ну, не припомню, чтобы кто-нибудь жаловался, -улыбнулся я.
-Здорово, да, -проговорил быстро Дональд. На самом деле, мне сразу стало ясно, что ему вовсе не интересно, как “все прошло”. Он достаточно много своих вопросов задавал из-за элементарной вежливости. -Ты когда-нибудь видел Союз? Хотябы на фотографиях? -А вот это что-то новенькое…
-Видел, много раз видел. -Я старался не выдать удивления. С чего это вдруг Дональд такое спрашивает? Хотя, если он хочет увидеть его вживую, то мне это только на руку.
-Завораживает, да? Есть в нем какая-то своя, особая красота.
-О, не то слово! Я раньше часами просиживал, вглядываясь в эти архитектуру, цвета, камни какие-то, металлы драгоценные… Сейчас, правда, весь этот восторг куда-то исчез, ну да ладно. Я думаю, я его вновь обрету. Со временем.
-А я ведь могу тебе с этим помочь, знаешь ли, -ехидно сказал Дональд, затем выпил рюмку и уставился на меня, криво улыбаясь.
-Чего? -Однажды меня назвали хорошим актером.
-Не понимаешь, да? -Видимо, не зря.
-Давай сразу к делу. -Я демонстративно отпил полрюмки и стал внимательно слушать.
Дональд приблизился ко мне, подтянул меня и прошептал на ухо:
-Я хочу увидеть Союз, пока границы не закрыли.
Я выдержал короткую паузу, собираясь с мыслями.
-Помнишь, я упоминал про “долгую историю”? -тихо спросил я.
Дональд молча кивнул и я, как и обещал, рассказал (вернее, наверное, прошептал) ему. Рассказал о Марте, о том, чем она занимается, назвал причины, по которым я ее еще не сдал. И самое главное: о своем желании, схожем с его.
-Вот и поедем вместе! -Дональд говорил вполголоса.
Что мне оставалось ему сказать? Я даже не видел причин, по которым стоило бы дать отказ.
-Поедем, поедем… Только так, чтобы как можно меньше людей знало об этом. В идеале - ни один, кроме нас троих.
-Идеал - как ему и полагается - не достижим, Том…
-Конечно, нет. Нам же нужно купить билеты.

ПОХОЖДЕНИЯ ПСЕВДОАРИЙСКОЙ ТРОИЦЫ

История первая: "Удачный день или окончательное решение еврейского вопроса в синагоге"

Троица только-только проснулась с первыми лучами солнца, дабы встретить новый день немецким приветствием и выпить шнапса на завтрак. День обещал быть долгим и прекрасным, поэтому три арийца решили посетить синагогу, надев на себя форму SS. Вот, как все началось:
-Слушайте, господа, -начал Иван, -не находите ли вы, что это прекрасный день для расстрела жидов в синагоге? У нас ведь есть сертифицированная форма SS, которую нам выдал Тайный Арийский Орден. Да и оружие у нас есть! Что скажете?
-Sieg heil! -воскликнули Михаил и Дмитрий, вздымая свои правые руки вверх.
-Вот и отлично! -обрадовался Иван, допивая свой шнапс. -Приведем форму в порядок, оденемся, приготовим оружие, и вперед! Вот только посидим несколько часов дома, наберемся сил перед уничтожением грязных утерменшей, -сказал он, выкинув пустую бутылку в раскрытое окно и, исполнив немецкое приветствие, удалился, чтобы привести свою форму в порядок.
-Нелохая идея, -одобрил Дмитрий, посмотрев на Михаила.
-Неплохая? Охуенная идея! -высказал свое мнение Михаил. -Ладно, пошли готовиться, -сказал он, вставая из-за стола и уходя в зал. Дмитрий проследовал за ним.
В зале уже во всю ухаживал за своей формой Иван, тщательно осматривая каждый сантиметр привелигированной одежды, полученной за заслуги перед ТАО. Дмитрий и Михаил проследовали его примеру и через полчаса форма каждого из троицы была готова.
Следующие два часа они провели просто наслаждаясь жизнью. Михаил сидел перед монитором, унижая унтерменшей в онлайн-играх, Дмитрий, сидя перед телевизором, смотрел какой-то сериал, а Иван начищал свой MП-44.
В четыре часа дня, когда отдых был закончен и все были готовы совершить акт решения еврейского вопроса, Дмитрий реши произнести речь, начав ее словами:
-Смирно! Вольно, -сказал он, осмотрев своих арийских братьев. Иван был в форме унтершарфюрера, Михаил был просто шарфюрером, а сам Дмитрий наслаждался тем, как сидит на нем форма штандартенфюрера и произносил воодушевляющую речь на немецком языке, закончив ее немецким приветствием.
-Sieg heil! -подхватили Михаил и Иван.
Дмитрий скомандовал: "За мной!" и повел двух своих бойцов прямо к сенагоге. Так как она находилась на другом конце города, троице пришлось ехать на автобусе. Слава SS, что совсем рядом была остановка, просидев пару минут на которой, они сели на автобус, который ехал прямо до синагоги.
-Оплачиваем пг'оезд, -говорил самый настоящий еврей, протягивая свои семитские руки за шекелями. -Что это? -спросил он, увидев наших героев. -Сейчас же покиньте автобус, как вам не стыдно! Давайте-давайте, пг'оваливайте!
-What does the scouter say about it's power level?.. -спросил Иван Дмитрия.
-IT'S OVER 9000!! -крикнул он, набросившись на кондуктора-еврея, разорвав его голыми руками, забрызгав все вокруг кровью.
-Ну е-мае, Дима! -жаловался Иван на кровь на своем мундире.
-А я чист, еба, -траллил Ивана Михаил.
-И хуй с тобой, блядь, -Иван пытался не поддаться на траллинг.
-Всегда со мной! -продолжал Михаил.
По дороге до синагоги, Иван игнорировал Михаила, дабы не быть затралленым, Дмитрий держал автобус в страхе, иногда прибегая к силе. Когда автобус остановился напротив рассадника евреев, троица поспешно выпрыгнула из автобуса. Напоследок, Дмитрий оставил в автобусе гранату без чеки, которую обнаружили лишь тогда, когда она взорвалась, расбросив по округе то, что когда-то были живыми еврееям, а также множество раненых евреев.
Троица не обратила на этот взрыв никакого внимания, а лишь направилась к дверям синагоги. Стоя на пороге, все троя исполнили немецкое приветствие и, выбив двери ногами, вошли в здание, держа оружие на готове.
-К исполнению окончательного решения еврейского вопроса приступить! -скомандовал Дмитрий, открыв огонь на поражение.
-Есть! -синхронно выкрикнули Иван и Михаил, выполняя приказ.
Через 20 минут большая часть евреев и амуниции были уничтожены. Троица смотрела друг на друга, держа в руках гранаты. По команде Дмитрия, они одновременно вырвали чики из гранат, бросили их кто-куда и побежали со всех ног из здания. Когда раздался взрыв, наши герои уже были в такси, которое захватили силой, и ехали домой.
По приезду, они разделись, повесили форму на вешалки и убрали в шкаф вместе с оружием. Затем они продолжили заниматься тем, чем и всегда - Михаил сидел перед монитором, Дмитрий перед телевизором, а Иван занял уютный уголок комнаты и что-то читал, время от времени выходя покурить на балкон.



История вторая: "Новые начинания"

С недавних пор Иван и Дмитрий были уличены в неистенности своего расизма, из-за чего их выгнали из ТАО. Теперь у них не было ни формы, ни МП-44, ни права на расизм. Форма давала им имена, а теперь их звали просто:"Вано и Димыч". И все бы ничего, но вот теперь наш экс-наци дуэт не знал, чем ему заняться, что повлекло за собой стремление найти настоящую работу. Вот один день из этих поисков...
Вано сидел на лавочке, стараясь курить так. чтобы дым не попадал Димычу в нос. Было шесть утра, они сидели на лавочке в портовом райноне и ждали кого-угодно, кто мог бы предложить им хоть какую-то работенку. Небо было затянуто облаками, со стороны моря дул промозглый ветер, но было довольно тепло.
-Зато теперь у нас будет настоящая профессия, а не мнимый род деятельности, -проговорил Вано, зажав сигарету в зубах и пересчитывая мелочь в ладони. Нехватало даже на утренний кофе.
-Надеюсь, -сказал Димыч, протягивая ему еще монет. Теперь должно было хватить на стаканчик.
-Знаешь, -начал Вано, сложив мелочь в карман и выпуская струю табачного дыма, -а вот сейчас вина лежит на плечах негров.
-Почему это?
-А ты подумай: из-за чего нас выгнали из ТАО? Из-за того, что мы - лже-нацисты. Из-за того, что мы не являемся истинными сторонниками идеологии, которая считает негров рабами, нас-то и поперли. Понимаешь?
-Кажется, понимаю... -задумчиво произнес Димыч. -Нас поперли из-за нашего ненационалистического отношения к неграм. А им похрену!
-Вот именно! -радостно воскликнул Вано, выкинув докуренную сигарету. -Но есть проблема: в ТАО уже не вернуться, поэтому будем искать работу дальше. Думаю, скоро все образуется.
-Блядь, полностью согласен!
-Ну и отлично. Когда уже кто-нибудь приедет?..
Далее они просто сидели дожидаясь потенциальных работодателей. Вано уже сбегал за чашечкой бодрящего кофе, который они выпили на пару с Димычем. Время тянулось невыносимо медленно, будто бы зная, что ожидание уже успело стать хронической болезнью этого дуэта, который переживал, пожалуй, один из самых паршивых эпизодов своей жизни.
Так прошло полтора часа, пока наконец не приехала какая-то убогого вида газель. Из нее вылезли семь крепких мужчин, почти все лысые или короткостриженние, кроме водителя - у того были белокурые кудри по самые плечи. Эта кампания подозрительно посмотрела на Димыча и Вано. Волосатый подошел к ним и строго спросил:
-Кто такие? Чего надо?
-Мы те, кто ищет работу, -смиренно ответил Вано.
-И что? Валите давайте отсюда, нечего вам здесь ошиваться... -понизив голос, сказал длинноволосый. Кажется, он нервничал. Вот только почему? -Хотя, если вы не боитесь огнестрельного оружия...
-Нет-нет, что вы, -втиснулся в разговор Димыч, так и излучая энтузиазм. -У нас и опыт обращения с ним есть. С автоматами, пистолетами, пулеметами. Гранату умеем кидать... -Димыча перебил белокурый.
-Достаточно. Семьдесят тысяч в месяц устроит?
Дует синхронно кивнул головой.
-Хорошо. -Водитель, видимо, являвшийся главным в этой кампании, почесал ногтями идеально выбритый подбородок. -Вот что, считайте, что вы наняты, но предупреждаю: работа не из легких и часто придется оставаться на ней ночевать. Идет?
Димыч и Вано опять кивнули. Они попросту не могли поверить в происходящее. Такая сумма в месяц, еще и ночлег! Тут либо что-то не чисто, либо жизнь внезапно начала налаживаться невероятными темпами.
-Когда приступать? -в нетерпении спросил Вано.
-Да хоть сегодня! -улыбнулся водитель. -Посидите пока в машине, а минут через двадцать на работу поедем. Вас, мужики, кстати, как звать?
-Я Дмитрий, очень приятно! -Димыч тоже улыбнулся и протянул руку для рукопожатия. Водитель охотно потряс его руку.
-А я Иван, рад встрече! -Вано-то уж совсем расплылся в улыбку и крепко вцепился в руку длинноволосого, буквально швыряя ее то вверх, то вниз.
-Владимир.

Вано и Димыч сели на задние сиденья газели и стали ждать. Через десять минут молчания машина тронулась.
Устав от дороги, дует уснул. Проснулись парни в каком-то леске, когда уже совсем стемнело. В округе стояло несколько двухэтажных коттеджей. Участок, который они занимали, был обнесен высоким бетонным забором с "колючкой".  Двое экс-сотрудников ТАО были отведены в один из домов. Там, на втором этаже, они зашли в комнату, похоже, являвшуюся кабинетом Владимира.
-Вы, главное, не волнуйтесь, -начал он. -Садитесь, располагайтесь... -Владимир достал из ящика стола бутылку виски и три стакана, и поставил на стол. Вано и Димыч сели на кожанные кресла, перед этим самым столом. -Давайте для начала выпьем за встречу. -Владимир легко открыл бутылку и разлил алкоголь по стаканам. Парням крайне необходима была работа, поэтому они не противились. -За встречу.
И все три стакана почти синхронно опустели.
-Х-хорошо-о, -протянул хозяин кабинета. Затем он убрал стаканы и бутылку обратно, и замком сложил руки на столе. -Ваша, ребят, задача заключается в том, чтобы сидеть в отведенной вам комнате и выполнять приказы, которые я буду вам отдавать по рации. Следовательно, рацию всегда держать при себе. Да и комнатке сидеть совсем не обязательно. Просто вам положено жилое помещение, как сотрудникам... Плачу хорошо, людям, во всяком случае, хватает... Работаете с пяти утра до трех часов, два дня через два. Еда, вода, душ, туалет и прочее используете, когда захотите. Если хотите, можете ежедневно работать и здесь жить. Если нет, то сюда и отсюда вас будут возить на машине. Вот и все. Идет?
Вано и Димыч посидели немного в раздумьях, а потом синхронно кивнули.
-Отлично! Приступать можете прямо сейчас - комната напротив. Рация и начальная экипировка там, а за формой потом пришлю к вам портного. Удачи, ребят.
-Спасибо, -выдавили из себя новоиспеченные работнички и удалились. 

В комнате, которую им отвели, было две кровати с комплектом белья, телевизор, два ноутбука (и, соответственно, WiFi), шкаф для одежды и две тумбочки. На тумбочках стояло по рации. Дует устроился где-то через полчаса.
Не успели они начать обсуждать произошедшее, как в комнату вбежал Владимир, весь красный, запыхавшийся. В руке он держал золотой Дезерт Игл.
-За мной! -крикнул он. -Живо, я сказал, за мной идем!
Парни не стали оспаривать, теперь уже, приказ начальника. Они даже не взяли с собой никаких вещей.
Выйдя на улицу, Вано и Дмитрий увидели, как вся охрана, находящаяся в подчинении Владимира, готовится к ведению боевых действий. Баррикады, снайперы на вышках, пулеметы, где только можно...
Владимир уверенно бежал к бронированному автомобилю с, конечно же, пулеметом. Внутри уже сидели водитель и стрелок.
-Живо, внутрь! -скомандовал Владимир, озираясь по сторонам. -Пошел! -гаркнул он, когда парни устроились на задних сиденьях.

Рано утром, когда солнце еще не взошло, Димыч и Вано были в своем бывшей квартире. Михаила дома не было.
Михаил вернулся где-то через два часа. Он мимикой показал удивление от увиденного.
-Миша, прошу, помолчи, -начал Вано. Он сидел за столом, держа в руке пустой стакан. Перед ним была бутылка шнапса, в которой осталось уже грамм сто, не больше. -Нам негде жить... Нам нечего делать... На незачем жить!.. Пусти хотя бы в квартиру, пока работу не найдем или...
-Да я вообще не понимаю: какого хуя вы из дома-то ушли, долбаи? -посмеялся он в ответ. -Живите хоть всю жизнь, мне-то похуй.
-А в ТАО назад можно?.. -спросил Вано с надеждой в голосе.
-Нет. Сасай. -Михаил говорил твердо, но спокойно.

Так и стала троица снова жить вместе. Вано и Димыч теперь снова были Иваном и Дмитрием, но не из ТАО. Им предстояло еще многое - найти работу, научится разговаривать с местным населением как с равными, ведь раньше они могли позволить себе плюнуть в лицо кому угодно - ТАО все загладит. И самое главное - Иван хотел вернуть утерянное уважение друга. За Дмитрия сказать не берусь, ему, казалось, было плевать, да не похоже было, чтобы он потерял уважение Михаила.
Удачи, Иван и Дмитрий!



История третья: "Возвращение"

На следующий же день после своего возвращения домой, Иван вспомнил, что он русский и имеет право пить с горя в полном одиночестве.

Он сидел на кухне с украденным накануне ноутбуком, пил водку и, сидя на анонимных форумах, плакался кому ни попадя, не объясняя причин. В конце концов, большая часть его случайных собеседников нелестно отозвалась о нем, что и спровоцировало событие, которое спровоцировало собой другое событие, которое в свою очередь спровоцировало третье, а третье четвертое. Начнем, пожалуй:

Расстроившись, уже пьяный Иван включил один из немецких маршей, который включал во времена своей службы в ТАО, чтобы себя подбодрить. Как вдруг, вошел Михаил, имея крайне удивленный вид.
-Знаешь, -начал он, -я сейчас думал об этом же самом марше... И тут ты его включаешь! -Приятное удивление на его лице сменилось какой-то торжественностью. -Ты принят обратно в ТАО!
Услышав эту новость, Иван, что называется, потерял дар речи. Он мог лишь встать, совершая нелепые движения губами в попытках что-то сказать, но из-за крепкого спиртного, коего он выпил уже 600 грамм, он упал, едва поднявшись со своего места. Упал спиной назад и ударился затылком об электрическую плиту, потеряв из-за этого сознание.
Ни секунды не мешкая, Михаил осмотрел пострадавшего - шла кровь. Михаил крикнул Дмитрию, чтобы тот вызвал скорую, а сам принялся останавливать кровотечение.

В больницу Ивана привезли с уже забинтованной головой, но без сознания. Ему срочно сделали рентген - все оказалось в порядке. Его положили в одну из VIP-палат, о чем договорился Михаил.
-Вы уверены насчет целостности черепа?.. -настороженно спросил Дмитрий.
-Абсолютно, -уверенно ответил врач.
-Хуле он тогда сознание потерял? -вступил Михаил.
-Видимо, от болевого шока. Или от любого другого... Скажите, вы ему не сообщали ничего такого, что могло бы его ОЧЕНЬ сильно удивить или что-то в этом роде?
-Да, -твердо сказал Михаил. Потом он как-то виновато добавил: -Он еще бухой был!
-Тогда все ясно, -развел руками врач. -Полежит у нас до завтра и оклемается.
Тут что-то сказал Дмитрий, но на немецком. Кажется, фраза была схожа с русским "Слава Богу!"
-Кстати, -словно вдруг что-то вспомнив изрек врач, -с вас четыре тысячи...
-За что, блядь!? -изумился Михаил.
Врач молча протянул ему какую-то бумажку. Это оказался прайс-лист. После прочтения, Михаил смял лист и презрительно швырнул его в лицо врачу.
-Чтоб ты мацой подавился насмерть, -добавил он в конце.
Завязался скандал. Спорили долго, громко и деликатно.
Иван наконец очухался и первым, что он увидел, стала следующая картина: Михаил заломал руки врачу, и буквально вдавил его лицом в стену, а Дмитрий, заложив руки за спину, стоял с боку от и что-то шипел ему сквозь зубы по-немецки. Это явно были угрозы.
Чуть позже спор пререкания выросли в драку и платная медицина понесла потери в размерах одного врача и трех санитаров.

Иван очнулся во второй половине дня от жуткой жажды, мучавшей его с похмелья. Он неуклюже поднялся с дивана и взгляд его зацепился за шкаф. Вернее за то, что там весело - его форма из ТАО. Не веря своим глазам, он подошел к ней, провел по ней пальцами...
Блаженство-то какое! -подумал он. Тут он заметил листок, выглядывающий из нагрудного кармана. Иван достал его, развернул и вслух зачитал надпись:
-Willkommen zuruck... -Из его глаз покатились слезы. Он упал на колени, закрыв ладонями лицо.
-Ва-ань, ты чего? -протянул Дмитрий, заметив его.
-Да рад он, ослеп, что ли? -сказал Михаил, смотря на Ивана. Теперь тот сквозь слезы смотрел на свою кепку, держа ее в руках. Он тихо бубнил себе что-то под нос.
-Спасибо... -наконец сказал он во весь голос.
Иван вытер слезы, принял серьезное выражение лица. Он молча удалился в ванную. Через двадцать минут он вышел побритый, умытый и уверенный в себе. Его обычная бородка была, конечно, при нем.
Все так же молча он облачился наконец в то, что когда-то потерял - в форму унтершарфюрера SS, неотличимую от оригинала, сшитую Тайный Арийским Орденом.
-Sieg heil, -сказал он, наслаждаясь каждым звуком этой фразы; каждой ниточкой, касающейся сейчас его тела.

Как позже выяснилось, Дмитрия тоже восстановили в Ордене. Теперь троица вновь была в полном составе и стала вновь готова к борьбе за чистое человечество - человечество без черных, цыган, евреев и прочих генетических отбросов, препятствующих арийской расе в мировом господстве.

LARY

Я проснулся в два часа дня от того, что-то упорно долбил в дверь. Это был администратор Сити-0 - короткостриженный брюнет с очень странными бледно-зелеными глазами. В правой руке он держал дипломат, в левой - какую-то бумажку. Он вытянул левую руку так, что я увидел, что написано на бумажке: “R U GOIN 2 PAY FAKEN RENT?!!!” Не обратив никакого внимания, я, захлопнув перед его носом дверь, пошел на кухню и отменно позавтракал арбузом и отправился на улицу.

Вниз с чистого неба падал яркий солнечный свет, освещающий бурный, беспорядочно копошащийся город. Я вышел на лужайку перед домом. Здесь ютились влюбленные парочки, храпели бродяги и бездельники, два метрокопа гоняли в футбол роллерминой, привязав к башмакам стан-батоны… В общем я, недолго думая, уселся рядом с небольшой группой молодых людей. Они выпивали, шутили, что-то обсуждали, потом куда-то уходили, и возвращались в других одеждах с желтыми лямбдами на рукаве и оружием в руках. Когда они возвращались, к ним обычно подходил метрокоп, кидал вниз банку и просил поднять, затем выкинуть. Какое-то время они послушно выполняли все команды ГО, до тех пор, пока один из них - тот, что время молчал - не поднял банку в воздух каким-то странным устройством, которое удерживало ее в воздухе, затем раздался звук, похожий на резкий глухой скрежет металла, и отправил банку метрокопу в лицо, из-за чего бедняга упал и запищал от боли.
Началась потасовка и я поспешил уйти оттуда. Я направился в сторону параши, чтобы посмотреть, как в ней топят петухов, мингов, броней, фуррей и прочую заразу.

Сегодня здесь мало народу, но кого-то все-таки топили. Крики жертвы, просьбы о пощаде, вонь, -все это стало уже привычным для меня и в какой-то степени даже начинало нравиться. На “мостике” между двумя резервуарами сидел рыбак. Что он надеется здесь поймать?..
Я оглянулся и заметил, что далеко у забора я заметил человек в синем костюме. Он держал над собой доску, на которой было написано <<ФАКЕН РЕНТ>>
Еще двое сидели у двери бункера и упорно долбили ее фомками, пытаясь вскрыть. Тут я услышал громкий всплеск воды и, не успев повернуть головы, увидел, как уже из-за спины рыбака, прямо на взломщиков, летит ржавый багги, с которого льются потоки дерьма, летят вниз ошметки того, что буквально минуту назад было жертвой, и все это, включая багги, падает на одного из них. Его “коллега” посмотрел на придавленную тушу и, как ни в чем не бывало, продолжил попытки проникновения в бункер.
Чтобы он не прицепился ко мне, я воспользовался тровером (Пусковая установка, которая использует в качестве снаряда кресло, в котором сидит человек) и улетел на другой конец города - на работу.

Прилетев, я пару минут посидел, приводя себя в чувства. Черт, сложно же к этому транспорту привыкнуть…
Когда я отдохнул, я принялся за работу. Нужно было занести на склад ящик с патронами. Здесь было жарко, почти темно и я упал, споткнувшись о гору оружия. Может мне и померещилось, но мне кажется, что заметил там чью-то руку, торчащую из ящика…
Я взял со склада дробовик и вышел на крышу - поиграть в гольф. Обычных мячиков у меня не было, поэтому я решил использовать в их качестве несколько, надеюсь, искусственных черепов. Нацелился, приготовился, ударил… Дробовик выстрелил, коротко отозвалась птица сверху и упала мне прямо на голову. Как раз кстати…

Уже под вечер я пришел на рынок с корзинкой, в которой лежало три голубя. Я тут же заметил Григория, который что-то доказывал толпе, и помахал ему издалека. Он меня заметил и сделал тоже самое, выкатывая тележку с арбузами так, чтобы я ее увидел. Я подошел к нему, как можно менее заметно передал корзинку, взял тележку и, распрощавшись с Григорием, ушел домой. За спиной я слышал, как кого бьют комбайны. Кто бы это мог быть?.. Я обернулся, но ничего не увидел за толпой.

Приспособив арбузы в углу и поужинав одним из них, я сидел на стуле, смотря в окно. Солнце опускалось вниз, приводя в действие простой механизм из трех блоков, который поднимал ввысь холодную безжизненную Луну. Шум города постепенно стихал, в домах загоралось все больше и больше окон - все расходились по домам. Не успел допить чай, как понял, что наступила ночь. Я одел свой старый налобный фонарик, вышел на крышу, взял совковую лопату и подошел к краю крыши, где лежали банки с краской. Было у меня одно ночное “хобби” - метать банки с краской вниз, используя лопату. Катапульта, одним словом.
Минут десять спустя, я услышал снизу крик, затем нецензурную брань, угрозы, а за ними - стоны. Я запаниковал и, не глядя бросив лопату, побежал домой, заперся там, и улегся на свой уютный матрац перед ПК, выключив свет и включив Стрике Витчес, дабы успокоится.

Проснулся на клавиатуре. Встал, кое-как вышел из дома и направился к выпивальне. У нее, как обычно, похмелялись два местных алкоголика. Я, не обращая на них внимания, взял себе воды и начал потихоньку спускаться вниз.
Перед самой дверью выхода я осушил жестянку и выкинул ее в подвал. Я открыл дверь на улицу и увидел целый отряд метрокопов, огораживающий любопытную кучу народа от двух других метрокопов, которые что-то пристально изучали, почесывая свои затылки стан-батонами. Я подошел поближе, заняв такую позицию, чтобы мне было все прекрасно видно. Два метрокопа осматривали труп. Рядом с трупом лежали: окровавленная банка с краской и лопата… Черт возьми… Что ж теперь делать?.. Нужно уходить, пока меня не заподозрили, но так, чтобы не вызывать подозрений. Нужно идти на рынок…

Я бегло рассказал Григорию про ситуацию, в которой нахожусь. В ответ он лишь неодобрительно покачал головой. Дальше мы оба думали, как мне помочь, но увлеклись и проворонили Главкомба, который уже стоял рядом с нами во главе многочисленной армии. Я ошарашено смотрел на него, весь трясясь от страха и дожидаясь своего наказания. Но тут я услышал, как скрипит телега Григория, обернулся на звук и увидел огромную прямоугольную башню, возвывашающуюся высоко вверх. Григорий ясно дал понять Главкому, что он дает взятку.
Через пару минут многочисленная армия уже толкала телегу под руководством своего командира.

Уже вечером перед моим домом ничего не было. Дело замяли, меня оставили в покое и я спокойно сидел на лавочке, попивая кофе. На том месте, где я вчера уютничал с выпивающими, шутящими, что-то обсуждающими, куда-то уходившими, и возвращающимися в других одеждах с желтыми лямбдами на рукаве и оружием в руках молодыми людьми, администратор Сити-0 руководил мингами, которые строили ему автомобиль. Он сидел в позе очень властного человека, ни разу не пошевелив губами.
Рядом со мной, метрах в пяти, стоял один из двух алкоголиков, разговаривая по телефону. Внезапно, на огромной скорости, резко остановившись, в него врезался Главкомб, впечатав беднягу в стену, из-за чего он, скорее всего, скончался. От неожиданности я дернулся так, что разбил кружку с кофе и побежал к себе домой, очухавшись только перед монитором. Я начал переваривать это событие в своей голове, уставившись в потолок.

Незаметно для себя, я уснул. Вскочив на матраце в холодном поту, в моей голове вновь пробежали те сцены, которые мне только что приснились. Я видел, как по ночному городу безмятежно гуляют, наслаждаясь одиночеством, простые обыватели. Их прогулку нарушал пронзительный крик, раздававшийся неизвестно откуда… Крик словно взывал о помощи, умолял прекратить мучения, верещал так, что внутри все сжималось ни то от жалости, ни то от страха. Буквально через несколько секунд после того, как он раздавался, ночного гуляку сшибала старая кухонная плита, являвшаяся, видимо, источником крика… И так пять раз. Или шесть?.. Не важно. Мне приснилась странная, нелепая, но в тоже время жуткая смерть пяти-шести ни в чем, наверное, невиновных людей…
Немного отойдя от кошмара, я подошел к окну. Ночь, Главкомб, летающий на каком-то непонятном агрегате, жуткий кошмар, только что вонзившийся в мое сознание… Я решил отогнать от себя все мысли и, устроившись перед экраном, начал смотреть величайшие фильмы нашего времени - The Idiots of Garry’s Mod и The Gmod Idiot Box.

На этот раз из объятий сна меня вырвал шум, молотящий в мои барабанные перепонки из окна. Я встал, выглянул на улицу и увидел, как жалкая кучка вчерашних мингов разрослась до целого легиона. Стучащего, громыхающего, неопытного и попросту необразованного легоина. А строили они всю ту же машину… Но зато они хоть чему-нибудь научатся и не придется их топить.
Я позавтракал, посидел с часик-другой дома, и хотел было идти на работу на работу, как вдруг в окно на огромной сокрости влетела ванна на колесах и с креслом внутри. А вслед за ней - труп минга, с трастером, вставленном в одно место. Так и не разобравшись с тем сумбуром, что был в моей голове, я выкинул труп в окно и пошел-таки на работу.
Позавчера было мало народу, а сегодня и вовсе никого. Ну, разве что взломщик, рядом со своим дохлым напарником. Я подошел к троверу, приготовился сесть в кресло, но меня остановил из специально обученных мингов. Он указал на обломки от пульта управления…
Пришлось идти до работы пешком. Есть только одна загвоздка - раньше я добирался до работы исключительно таким способом и, как следствие, понятия не имею, как пройти до “Shoot First, Hit Later” пешком. В приступе паники я долго и упорно расспрашивал горожан, но мне никто так и не ответил. Потом ко мне подошли два метрокопа, я уж было обрадовался, что мне сейчас покажут дорогу, но не тут-то было - они избили меня и куда-то поволокли.

Вопреки моим ожиданиям, меня доставили прямо к оружейному, а не в участок. Меня подняли, привели в чувства и оставили перед входом. То, что я увидел следующим меня просто поразило: в магазин тянулась огромная очередь. До этого ни одного посетителя не было! В надежде получить премию, я побежал работать.
За стойкой стоял Брин и безуспешно пытался выпроводить галдящий, чем-то недовольный народ. Увидев меня, он сразу же куда-то, скинув на меня пару тонн злобных горожан. Они просили оружие, совали деньги, пытались забрать его силой - ничего у них не вышло. Плакат “License or GTFO” в половину стены не зря висит. Что здесь происходит, черт побери?..
После очередной попытки какого-то смельчака взять пушку за бесплатно и без лицензии, я вызвал отряд ГО. Через минуту всех уже утихомирили бодрящим и успокаивающим разрядом электрического тока. Даже меня.
Позже, когда Брин уже вернулся, он отчитал меня за опоздание, но похвалил за вызов ГО и сказал, что я свободен.

Сидя вечером на той же лавке, я читал газету. Заголовки: “Сотрудниками ГО найдено четыре трупа!”, “Уничтожены два тровера. Акция протеста, предупреждение или просто вандализм?”, “Хромой торговец арбузами сильнее целой армии!” и т. д. Теперь-то понятно, почему в магазине было столько народу…
Администратор внимательно следил за постройкой автомобиля. Шум, гам, металлический лязг, стук, скрип, раздирающие слух голоса мингов, - все это вызывало непреодолимое чувство дискомфорта и я поспешил уйти домой.

Я взял пару арбузов, уселся перед окном и начал ужинать, невольно размышляя о произошедшем. Вот тут-то я и вспомнил про свой сон и факты начали сами собой выстраиваться в логическую цепочку. У меня никак не укладывалось в голове, что такое совпадение возможно… Да и совпадение ли? Вряд ли, ведь во сне погибло пять или шесть человек, а найдены трупы лишь четырех. Другие два были у параши…

На следующее утро я даже не понял, как проснулся и вышел на улицу. Видимо, увиденное сказалось на моей памяти… Я прошелся по городу до параши, потом до магазина, а потом и до рынка. Везде одна и та же картина: повсюду были трупы, кровь, битое стекло, куски бетона… Все это смешалось одну абсурдную кучу, посреди которой копошатся люди, пытаясь в ней разобраться. Кто-то недоумевающе смотрит на все это со стороны, кто-то тихо всхлипывает над чуть теплым мертвецом, кто-то требует от ГО объяснений… Пару раз мне на глаза попалось имя “Лари”, фигурировавшее на плакатах с просьбой о помощи. “Мужа убил Лари. Нужна помощь” и “Администратор лжет! Лари не является выдумкой, плодом нашего воображения, исчадием ада, предвестником Второго Пришествия или чем-либо еще. Мы никогда не узнаем, что это”, - эти плакаты оставляли много вопросов. Например, зачем администратору лгать, зачем нужно было убивать мужа, и почему они пишут это имя с одной “р”? Я так и не смог прийти к какому-либо вразумительному ответу и направился на рынок, к Григорию, чтобы получить на них ответы.

На рынке почти никого не было. Палаты с товаром простаивали без надзора и некоторые энтузиасты не стеснялись этим пользоваться, дабы поживиться. Я немного побродил здесь в поисках Григория, но его нигде не было. Даже птицы в тайнике его торговой точки уже начали потихоньку гнить и меня одолело волнение. Он обычно уносил домой, не давая пропасть мясу, а тут… В общем, испугавшись, что с ним что-то приключилось, я пулей рванул на работу - вооружится.

По дороге мне посчастливилось-таки найти Григория. Он стоял на на крыше какой-то ржавой развалюхи, держа в одной руке свою двустволку, а другой активно жестикулировал. Он был объектом пристального внимания огромной толпы народу, которая завороженно слушала его. Я присоединился к слушателям, один из которых после этого неофициального мероприятия кинул в моего друга-оратора тухлым феромоном. Ох, ну и воняет же эта дрянь…
Как выяснилось, Григорий решил возглавить жителей города в борьбе против того самого Лари, о котором мне так мало известно. Вопреки моим ожиданиям, я не получил ответа ни на один вопрос. Я попросил Григория пойти со мной в магазин, на склад, за оружием…

Эх, чую попадет мне от Брина… Григорий притащил сюда всю толпу, что только что слушала его. Мы с ним раздали всем оружие, еще раз выслушали его речь и направились к администратору, чтобы объявить о своих намерениях.
Перед окнами его кабинета стояло столько комбайнов, сколько я в жизни не видел. Они отличались от рядового метрокопа - совсем другая форма, противогазы и даже цвет глаз. Но, не в этом суть… Нас наотрез отказывались пускать к Администратору, даже кого-то одного. Какой-то умник решил прорваться с помощью пушки, но его тут же пристрелил Главкомб со страйдера.
Вдруг из окна кабинета Администратора выглянул Брин и показал пальцем на огромный билборд слева, который призывал учиться стрельбе. Сразу же после этого Брин вновь скрылся, а комбайны достали оружие…

Так я до вечера и проторчал на улице в жару, практикуясь в стрельбе из дробовика. Хорошо, что у меня есть лицензия и мне досталась лишь практика по целям. Тем, кто прошел обучение выдали временную лицензию на два месяца. Народ был уже гораздо более спокоен, начал потихоньку заниматься своими делами.
Ближе к ночи из своего кабинета вышел сам Администратор. Первым делом он проверил свою машину, которую минги уже успели построить. Сначала он просто сидел в салоне, слушая музыку, потом он медленно проехался по двору, а затем и вовсе врубил музыку, укатив в сторону параши.
Потом всем было приказано сидеть здесь, стрелять по мишеням и ждать дальнейших указаний. Комбайны любезно разбили лагерь, в который заселили жителей, а сами даже глаз не смыкали.

Так я и просидел подле своей палатки до самой ночи, наблюдая за неуклюжими, порой даже нелепыми, действиями этих горе-стрелков. То один зажмет приклад под мышкой (редкие кадры, которые давали импульсную винтовку), то другой дернется от неожиданного выстрела так, что к нему сами подходили, забирали оружие и провожали до палатки.
Ближе к часу ночи всем, кто заслужил, раздали лицензии и приставили к не заслужившим для безопасности. Все сидели тихо-мирно, недовольно шептались о том о сем, как вдруг раздался том самый крик, который я слышал во сне… И в ту же секунду кухонная плита размазывает с грохотом и хрустом целый отряд комбайнов.
Все запаниковали. Выстрели едва можно было различить на слух из-за криков людей вперемешку с воплями плиты.

Я обнаружил себя офисе Администратора, аккуратно положенным на пол, спиной к стене. Я встал на ноги, осмотрелся. Администратор сидел за своим столом, смотря в окно, за ним Брин. Света нет. Я подошел к окну, присмотрелся, протирая глаза и пожалел, что вообще выглянул в него… Метрокопы загружают изуродованные, раскуроченные, трупы и то, что от них осталось, в грузовики. Потом увозят в направлении параши… Мне стало дурно и отвернулся, закрыв глаза.
Позже, когда я пришел в норму, мне прилетело-таки от Брина за оружие, после чего меня выперли из здания на улицу вместе с дробовиком.

Стараясь не смотреть на то месиво, что лежало на месте вчерашнего палаточного городка, я добрался до рынка. Видимо, здесь теперь запрявлял Григорий, вместе со своими последователями. К слову, они носили жетлые лямбды на рукавах.
Григория я нашел на его торговой точке, вот только палатка была другой. Эта была больше, совсем непрозрачная, и сделана из какой-то дорогой ткани. Внутри я увидел трон из арбузов, на котором сидел мой товарищ и купался в ласках молодых девиц. Увидев меня, он тут же их выгнал и сделал вид, что ничего не было. Я расспосил его о вчерашнем дне и узнал довольно много интересного… К примеру, вчера я с голыми кулаками побежал на того самого Лари - летающую кухонную плиту - и чудом остался в живых. Узнал, что Главкомб где-то заперся и основательно готовится к ответному удару по Лари, даже армию вызвал. Именно момент про армию привлек мое внимание. Я попросил Григория отвести меня к ним…

Я так и не смог выучить имя командира. Помню лишь то, что он был помешан на том, что улучшать вещи, или, как он выражался, “Прокачивать” Он даже “прокачал” мой дробовик - примотал на изоленту глоустик к помпе (он отвалился, как только я забрал оружие).
Военные базировались неподалеку от параши, расхаживая в боевой готовности. На какое-то время мне стало гораздо спокойнее. Витало какое-то ощущение безопасности вокруг этих ребят… Но все это вскоре разрушили крики Лари. Он прилетел из неизвестно откуда и разгромил всю технику, иcкалечил множество бойцов, а убил и того больше. Командир оказался среди первых и мне пришлось позаботиться о нем…

Уже под вечер, когда я смог-таки оказать ему первую медицинскую помощь, я привел его к себе домой. Сначала он укрепил мою дверь так, чтобы ни один комбайн не выбил, затем разогнал мой древний процессор, а потом до ночи что-то мастерил на улице, запретив мне смотреть. Так я и уснул в ожидании.

Отыщи Нуя на Анимусе, он хорошо разбирается в писательском ремесле.

Под спойлер нужно было…

Первую главу прочитал- зацепило, обязательно дочитаю с утреца.

Немного конструктивной критики от героина.
Плохо зделали, тупо, не могли сделать все как у лукьяненко. И стиль, и манеру написания.
У тебя же слишком много Я. Я сделал это, я поссал, я посрал. Разнообразь вот это самое Я другой манерой написания. Добавь больше личных переживаний героя. Например. Я встал с кровати и меланхолично посмотрел на серые стены квартиры, которые еще больше утопили меня в моем вечном депрессняке.
Еще куча грамматических ошибок. Прежде чем что-то писать - обязательно проверь в ворде.
Конец вообще наркоманский даже для меня.

П.С. Если думаете - сначала сам чего нибудь напиши, а потом критикуй - я сам иногда графоманствую потихоньку.

не могли сделать все как у лукьяненко.
Неужели так трудно написать фамилию с большой буквы? Неужели весь привычный мир разрушится, если ты сделаешь это? Коли хочешь грамотным показаться, то помимо лишних запятых ещё и заглавные буквы не забывай. Ах, да, собстно из-за чего я это пишу. Причём тут Лукьяненко?

Это немного переработанная цитата. Странно что ты доебался до маленькой буквы лукьяненко (я его не слишком уважаю чтобы писать с большой), но не принял во внимание букву з в слове сделать.

Гм… Говорят, что от компьютера зрение портится. Что ж, тогда…

Причём тут Лукьяненко?
(я его не слишком уважаю чтобы писать с большой)
Это я даже комментировать не буду, героин.

Это я даже комментировать не буду, героин.

А за что его уважать то? Что он много книжек написал? Да есть хорошие книги, но на самом деле он как человек не оч. И еще - чего ты доебался то? Я даже свое имя пишу с маленькой буквы.

Причём тут Лукьяненко?
Ты совсем поехавший? Я все тебе обьяснил. Это цитата епта. Вместо лукьяненко мог быть любой другой мудень.