Рассказ, КСН Исход, название в разработке "Два брата"

~~ Спектральный класс G8; местоположение: созвездие Кита, Обозначение: t (Тау); Масса - 0.8 Земной (грубо); Радиус - 0.8 Земной (грубо); Параллакс - 274 угловых секунд (грубо) ~~

Огненные вихри переплетались и извивались в своем танце вечности. Яркое пламя похотливо облизывало чернеющую пустоту космоса своими языками. Вы можете найти тысячи синонимичных предложений описывающих термоядерные реакции дающие жизнь звездам. Сотни и сотни красивейших слов на миллиардах существующих языков. Но навряд ли вам удастся описать неповторимую реальность. Это становится таким очевидным и ясным лишь когда вы висите в невесомости космоса и смотрите на всю мощь этой огненной громады висящей в пустоте, а она словно пробирается ваш разум, эти огненные вихри, пробираются в самую глубину души, через глаза, парализуя и внушая трепетный ужас. Неописуемая красота огненного шторма, его ярость и беспощадность и несмотря на все это - глубина его милосердия, его сила, дарующая жизнь.
В мертвенно тусклых глазах мистера Робинсона отражался свет ближайшей звезды. Неестественно бледное лицо, пожилое, покрытое сетью множества морщинок, застыло во времени, рот был открыт в судорожном, беззвучном крике, а его глаза были широко раскрыты, то ли в безмерном удивлении, то ли в нескрываемом ужасе. Том липком ужасе, что охватывает полностью, парализуя, лишая воли и возможности что-либо сделать, не давая даже шанса оторвать взгляд от тех жутких вещей, что его внушают, зачастую, именно этот вязкий ужас обрекал на смерть неотвратимее чем что-либо еще. Хлипкие седые волосы немолодого ученого растрепались и сейчас парили внутри его шлема, м-р Робинсон бы посчитал это неприемлемым в крайней мере и тотчас попытался уложить волосы для пущей презентабельности. Правда в данный момент, его угасающий разум заботило совсем другое. Нет, вовсе не подходивший к концу запас кислорода, и даже не то, что его медленно и неотвратимо относило от родной космической станции к пылающей громаде звезды. М-р Робинсон хоть и имел склонность составлять у окружающих о себе мнение, как о ворчливом и прагматичном старике, но в эти самые последние моменты его заботила судьба своей подопечной Эмили. Старость и некоторая схожесть Эмили с его дочерью, сыграли с бедным стариком злую шутку. С каждым днем становясь немного чуть более маразматичным, м-р Робинсон через раз-другой принимал Эмили за свою дочь, и чем дальше шло время, тем больше в нем крепла уверенность в своей родственности с Эмили. Как раз сегодня добросердечная Эмили решила расставить все на свои места и объяснить старику что она вовсе не его дочь, а это непременно бы приняло не самый лучший оборот в итоге.
Однако, судьба распорядилась по-своему, с какой-то стороны, даже милосерднее. Буквально через несколько мгновений старое, но такое упорное, сердце научного директора остановится и тело мистера Робинсона, уже бездушная оболочка, продолжит свой дрейф в сторону местного светила, оставляя за собой шлейф из мириад мельчайших капель крови из жуткой сквозной раны в груди старика.

Вселенная продолжала звучать. Ей не было дела до смерти одного малюсенького существа, для вселенной м-р робинсон был не более чем для вас какая-нибудь амеба, невидимая и вроде как бесполезная. Но среди этого шума, уловимого только начувствительнейшими приборами, кое-кто напряженно молчал в ожидании уже начавшихся событий. Это молчание и в самом деле было аномальным, вот только вероятность обнаружения этой аномалии стремилось к нулю, мало кто следит за “шумом” космоса…

Фиджеральд судорожно вдыхая воздух, без сил сполз по стене, звон все еще стоял в ушах, сердце едва ли не выламывало ребра, казалось словно все его тело пылало. Предпринятая им попытка встать была едва ли не роковой для него и со слабым стоном ученый упал, теряя остатки сознания.

  • Перелом правой руки, повреждения внутренних органов, ожоги второй степени. Возможно внутреннее кровотечение, необходима немедленная госпитализация. -
    Марти резким движением разложил каталку и с отработанной сноровкой начал укладывать ученого на каталку, не самое простое занятие для одного человека, однако особых проблем у него с этим не возникло. В нерешительности глянув на запечатанный ИИ научный отсек, он покатил пострадавшего в лазарет, с трудом не срываясь на бег.

Последнее что видел Фиджеральд была ярчайшая вспышка мгновенно выгорающей плазмы. Созданный ей вакуумный взрыв лишь чудом не убил его, благодаря тому же чуду, он перенес тягчайшую и единственную в его жизни аварийную декомпрессию и смог выбраться из отсека. По правде говоря, он толком и не помнил как у него это вышло, может быть страх, может быть что-то еще… Он просто этого не знал. Если бы Фиджеральду удалось пережить последующие события, то он, скорее всего, вложил все свои деньги в благотворительность, как плату за свое спасение перед божественным провидением. Однако вернувшись к научному отсеку, мы обнаружим, что Фиджеральд был вовсе не единственным счастливчиком, которому довелось пережить роковую аварию. Вернее которой…

может быть страх, может быть что-то еще...

Пидальная магийа))00)

P.S. Понравилось, атмосферно так.